Коты-Воители: Объединение леса

Объявление


Главный админ - Звёздная Тишь. Все админы сняты с должностей, чтобы опять стать админом, напишите в ЛС Звёздной Тиши. Админы - Поиск...

Гл. модер - Невидимка. Модеры - Поиск...

Игра пока не началась, но все идет к этому. По сюжету пока существует четыре племени, но скоро они объединятся в одно. Что же произойдет потом? По игре сейчас начало лета. Как распределяется время: 3-10 часов - утро. 10-18часов - обед. 18-22 часа - вечер. 22-3 часа - ночь.

Добро пожаловать на новую ролевую "Коты-вотели: Объединение леса." Мы рады всем новым участникам, а также гостям, ведь только вы можете оценить наш форум! Гости, не сидите на главной странице! Согласитесь, ведь это же не интересно! Регистрируйтесь, пишите анкету и вливайтесь в наш пока немногочисленный, но дружный коллектив. Если вы хотите рекламировать, то входите под ником "Воитель" и паролем 0000. Пока свободны места двух предводителей и остальные.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стань диким!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ПРОЛОГ

Месяц лил сияние на гладкие гранитные валуны. В тишине слышался только плеск черных волн да шелест листвы на другом берегу.
Вдруг темнота дрогнула и зашевелилась, и на скалы со всех сторон стали наползать гибкие темные тени. Блеснули в лунном свете остро отточенные когти. Желтым тревожным светом вспыхнули во тьме глаза. И вдруг, словно повинуясь тайному сигналу, тени схлестнулись друг с другом — и скалы как будто ожили. Началась неистовая кошачья драка с воем, шипением и визгом.
Вдруг из этой бешеной круговерти вынырнул огромный и косматый черно-бурый кот. Мощными косматыми лапищами прижал он к земле крупного беломраморного и победно завопил:
— Желудь! Как посмел ты охотиться на наших землях? Солнечные Скалы — исконные охотничьи земли Грозового племени.
— С завтрашнего дня, Коготь, здесь будем охотиться мы, Речные коты! — прошипел в ответ поверженный наземь мраморный кот. Внизу, у воды, послышалось тревожное мяуканье:
— Берегись! К Речному племени движется пополнение!
Коготь обернулся и увидел, как из темной воды у самых скал выходят все новые мокрые тени. Воины Речного племени вышли на берег и, даже не отряхнувшись, вступили в схватку.
Черно-бурый устремил горящий взор на Желудя:
— Да, вы плаваете, как бобры, но никогда ни ты сам, ни твои воины не будут хозяйничать в этом лесу!
Он оскалил зубы, и кот, лежащий под ним, содрогнулся всем телом.
Но вот, перекрывая голоса дерущихся, раздался душераздирающий вопль кошки из Грозового племени. Речной кот прижал к земле черно-бурую воительницу и уже тянулся к ее горлу своими острыми зубами, с которых еще капала речная вода.
Коготь услышал крик и отпустил Желудя. Ударом мощной лапы он отбросил воина от отчаянно орущей кошки.
— Скорей, Кисточка, беги! — приказал он и развернулся лицом к противнику из Речного племени. Кисточка вскочила и побежала прочь, хромая от боли в разодранном плече. Коготь, кинувшийся к ней на выручку, зашипел от боли: кот из Речного племени расцарапал ему нос. Он чуть не ослеп от боли и крови, но это был отважный кот. Он бросился вперед, презрев опасность, и вонзил острые зубы в заднюю лапу врага. Речной кот взвыл и попытался освободиться.
— Коготь! — крикнул боевой кот с красным, как лисий мех, хвостом. — Сопротивляться бесполезно! Воинов Речного племени слишком много.
— Нет, Ярохвост. Грозовое племя не сдается! — завыл в ответ Коготь и в один прыжок оказался рядом с Ярохвостом. — Это наша территория!
Кровь заливала ему черную широкую морду. Он нетерпеливо потряс головой — и прозрачные алые капли окропили гранитные скалы.
— Грозовое племя знает о твоей храбрости, Коготь, но мы не можем допустить большие потери, — продолжал настаивать Ярохвост. — Синяя Звезда не ожидала, что ее воины встретятся с таким несметным полчищем врагов. У нас еще будет возможность отомстить за сегодняшнее поражение.
Он посмотрел Когтю в глаза долгим немигающим взглядом, потом легко вскочил на огромный валун, лежавший у самой кромки леса.
— Отходим, Грозовое племя, отходим! — завыл он.
С фырканьем и рычанием коты Грозового племени стали послушно подтягиваться к Ярохвосту.
Воины Речного племени удивились. Это было для них полной неожиданностью. Неужели они так быстро победили? Желудь издал победный клич. Услышав его, воины Речного племени восторженно завыли, вместе со своим глашатаем празднуя победу.
Ярохвост же окинул взглядом ряды своих воинов. Он махнул хвостом — это был условный сигнал, и, повинуясь ему, все боевые коты Грозового племени скрылись во тьме за деревьями у подножия Солнечных Скал.
Коготь шел последним. На краю леса он замедлил шаг и посмотрел назад, на залитое кровью поле битвы. Яростно сверкнул прищуренными глазами. Постоял так немного, а потом прыгнул и исчез в темной чаще леса, куда уже ушли его соплеменники.

Старая серая кошка сидела на поляне в чаще леса и смотрела в ясное ночное небо. Вокруг нее слышалось мерное дыхание и тихое шевеление спящих котов.
Небольшая красивая трехцветная кошечка вышла на поляну из темноты, быстро и бесшумно ступая мягкими лапами.
Серая кошка наклонила голову в знак приветствия.
— Как там Кисточка? — мяукнула она.
— Раны ее глубоки, Синяя Звезда, — отвечала трехцветная, устраиваясь рядом на холодной от ночной росы траве. — Но она молода и сильна, она быстро поправится.
— А остальные?
— Тоже поправятся.
Синяя Звезда глубоко вздохнула:
— Нам повезло, на этот раз мы не потеряли ни одного воина. Ты очень хорошая целительница, Пестролистая.
Она снова подняла голову и стала смотреть на звезды.
— Меня очень беспокоит сегодняшнее поражение. С тех пор как я стала предводительницей. Грозовое племя никогда не терпело поражения на собственных землях, — тихо промурлыкала она. — Для нас, видно, настали тяжелые времена. Сезон новых листьев на исходе, а котят у нас мало. Если мы хотим выжить, нам понадобятся новые воины.
— Но год только начинается, — спокойно заметила Пестролистая. — Будет сезон зеленых листьев — будут и новые котята.
Серая кошка пошевелила широкими плечами.
— Может быть. Но пока мы будем обучать котят и готовить из них воинов, пройдет много времени. Если Грозовое племя намерено защищать свои земли, ему нужны новые воины, и как можно скорее.
— Ты ищешь ответа у Звездного племени? — почтительно мяукнула Пестролистая.
Пытаясь проследить за взглядом Синей Звезды, она подняла голову и стала вглядываться в молочно-белую россыпь звезд, тихо мерцающую на черном небе.
— В такие времена, как сейчас, нам очень нужен совет. Наши предки-воины должны помочь нам. Ты говорила со Звездным племенем? — спросила Синяя Звезда.
— Нет, уже несколько недель я с ним не беседовала. Вдруг сорвавшаяся звезда чиркнула по небосводу над самыми верхушками деревьев. Хвост Пестролистой дернулся, шерсть топорщилась.
Синяя Звезда следила за ней внимательно, но ничего не говорила. Пестролистая продолжала смотреть ввысь. Через несколько, минут она опустила голову и повернулась к Синей Звезде:
— Это было послание от Звездного племени, — промурлыкала она. Взгляд ее стал загадочным и отстраненным, голос звучал глухо: — Только огонь спасет наше племя.
— Огонь? — переспросила Синяя Звезда.
— Но ведь все кошки боятся огня! Как он может нас спасти?
Пестролистая покачала головой:
— Не знаю. Но таков ответ Звездного племени. Предводительница Грозового племени не сводила синих глаз с целительницы.
— Ты никогда прежде не ошибалась, Пестролистая, — промяукала она.
— Что сказало Звездное племя, то и будет. Огонь спасет наше племя.

0

2

Глава I
Было очень темно. Рыжик чувствовал, что рядом кто-то есть. Котенок широко открыл глаза, как будто старался просветить насквозь густой подлесок. Место было ему не знакомо, но странные запахи манили его за собой, все дальше в тенистую чащу. В животе у него заурчало — он вспомнил, что голоден. Он вдохнул глубже, чтобы полнее ощутить запахи леса. Кисловатый запах прелых листьев смешивался с манящим ароматом какого-то мелкого пушистого зверька.
Вдруг перед ним мелькнуло что-то серое. Рыжик замер, прислушался. Кто-то прятался в листьях — до него было не больше двух хвостов. Рыжик догадался, то это мышь: чутким пушистым ухом он улавливал быстрое биение крошечного сердечка. Он проглотил слюну, успокаивая свой жадно урчащий живот. Скоро он поест. Рыжик стал медленно прижиматься к земле, готовясь к прыжку. Он находился с подветренной стороны от мыши и знал, что она не догадывается о его присутствии. В последний раз определив место, где находится мышь, Рыжик резко подался назад, присев на задние лапы, и прыгнул, взметнув вокруг себя ворох опавших листьев.
Мышь побежала к норке, но Рыжик опередил ее. Он подбросил ее в воздух, поддев своими острыми когтями, — мышь описала в воздухе кривую и шмякнулась оземь. Она лежала оглушенная, но живая. Потом попыталась бежать, но Рыжик снова подцепил ее и отбросил, но чуть дальше. На этот раз мышке удалось пробежать несколько шагов, пока Рыжик не догнал ее.
Вдруг откуда ни возьмись послышался шум. Рыжик повернул голову, чтобы посмотреть, откуда идет звук, и мышь, улучив момент, выскользнула у него из лап. Рыжик успел только заметить, как она юркнула куда-то в темный закоулок меж спутанных древесных корней.
Все, конец охоте. Рыжик обернулся, глаза его сердито загорелись зеленым светом — интересно, что это за шум, из-за которого он упустил добычу? Дребезжащий звук нарастал — теперь он показался ему на удивление знакомым. Рыжик моргнул и открыл глаза. Лес куда-то исчез. Вместо леса теперь была жаркая и душная кухня. Он лежал, свернувшись в клубок, в углу на своей подстилке. В окно лил яркий лунный свет, на гладкий блестящий пол ложились фиолетовые тени. Теперь стало понятно, что это был за странный звук: это сыпались в миску шарики сухого кошачьего корма. Все, что было раньше, Рыжик видел во сне.
Он поднял голову и лег подбородком на край корзинки. Ошейник был жестковат. А во сне свежий ветерок так приятно ерошил нежную шерстку на шее, там, где в действительности была застежка ошейника. Рыжик перевернулся на спинку, пытаясь еще хоть немного продлить то блаженное состояние, которое он испытал во сне. Он все еще чуял мышь. Вот уже третий раз после полнолуния он видит один и тот же сон, и каждый раз мышь ускользает из его лап.
Он облизнулся. По всей кухне разливался аромат пищи, он чуял его, даже лежа в своей корзинке. Хозяева всегда наполняли его миску перед тем, как лечь спать. Пыльный запах сухого корма оттеснил приятные, но нестойкие ароматы сна. В животе урчало от голода, и Рыжик потянулся, стряхнул остатки сна с лап и через всю кухню неслышно побежал к кормушке. Пища оказалась сухой и безвкусной. Рыжик похрустел без всякого удовольствия. Потом отвернулся от миски и через специальный кошачий лаз в двери вышел наружу. Может, от запахов сада ему удастся вспомнить ощущения из недавнего сна?
Ярко светила луна. Накрапывал грибной дождик. Рыжик пошел по садовой дорожке, залитой лунным светом. Он ступал осторожно и мягко, одними подушечками лап. Камни под его лапами были колкие и холодные. Он сделал кучку под большим кустом с глянцевыми зелеными листьями и тяжелыми пурпурными цветами Влажный воздух вокруг был напоен тягуче-сладким ароматом, и он облизнулся, чтобы не так сильно бил в ноздри этот тяжелый приторный запах.
После этого Рыжик устроился на заборе, отмечающем границы сада. Здесь, на столбике, он очень любил сидеть — отсюда открывался прекрасный вид на соседские сады и густой зеленый лес за околицей.
Дождь прекратился. Аккуратно подстриженная лужайка перед домом была вся залита лунным светом, но лес за забором был полон теней. Рыжик вытянул шею, чтобы как следует понюхать напоенный влагой воздух. Его кожа под густым пушистым мехом была теплой и сухой, но он чувствовал тяжесть дождевых капель, сверкающих на его яркорыжей шубке.
Он услышал, как хозяева в последний раз позвали его, стоя у порога. Если сейчас он пойдет к ним, они будут его называть всякими ласковыми словами, гладить и даже возьмут к себе на кровать, а он свернется клубочком и будет довольно мурлыкать.
Но на этот раз Рыжик не кинулся на зов своих хозяев — он неотрывно смотрел в сторону леса. Бодрящий запах деревьев после дождя стал еще острее. Вдруг у него на спине забегали мурашки. Что там такое движется? Может, это что-то за ним наблюдает? Рыжик смотрел во все глаза, но ничего нельзя было ни разобрать, ни унюхать в этой кромешной тьме, насквозь пропахшей мокрыми деревьями. Он храбро поднял подбородок, встал и потянулся, изгибая спину и цепко хватаясь всеми четырьмя лапами за углы заборного столбика. Закрыв глаза, он еще раз вдохнул запах леса. Казалось, лес что-то ему обещает, что-то нашептывает, манит к себе неуловимыми, зыбкими тенями. Рыжик напружинился, пригнулся и легко спрыгнул на некошеную влажную траву по ту сторону садового забора. Когда он приземлился, колокольчик на его ошейнике тихонько зазвенел, но звук этот скоро растаял в ночной тишине.
— Ты куда, Рыжик? — мяукнул кто-то над его головой. Голос был знакомый.
Рыжик поднял голову. Молодой черно-белый кот сидел на заборе и с трудом сохранял равновесие.
— Привет, Чумазик, — ответил Рыжик.
— Никак в лес собрался? — Чумазик округлил желтые глаза.
— Я только гляну, — пообещал Рыжик, переминаясь с ноги на ногу.
— А меня туда ничем не заманишь. Там опасно! — Чумазик боязливо повел черным носиком.
— Генри говорит, он однажды ходил в лес.
— Котик повернул голову и указал на дальний сад, виднеющийся за рядами заборов — там жил упомянутый им Генри.
— Да этот старый тюфяк никогда не был в лесу! — фыркнул Рыжик. Он даже из собственного сада носа не кажет с тех пор, как съездил к Ветеринару. Только и делает, что ест да спит.
— Нет, правда! Он поймал в лесу малиновку! — настаивал Чумазик.
— Ладно, будь по-твоему, но тогда это было до Ветеринара. Сейчас он, наоборот, жалуется на птиц. Говорит, они мешают ему спать.
— Ну, все равно, продолжал Чумазик, делая вид, что не замечает насмешки в мяуканье Рыжика. — Генри говорил мне, что там полно всяких опасных тварей. Например, там водятся огромные дикие коты, которые на завтрак едят живых кроликов и точат когти об обглоданные кости!
— Да я только схожу посмотрю, — мяукнул Рыжик. — Я ненадолго.
— Ладно, только учти: я тебя предупредил!
С этими словами черно-белый кот повернулся к рыжему спиной и спрыгнул в свой сад.
Рыжик остался один в некошеной траве у садового забора. Он нервно лизнул лапку и подумал: может, Чумазик сказал хоть долю правды?
Вдруг неподалеку мелькнуло крохотное живое существо. Оно пробежало и спряталось под кустом ежевики. Инстинкт прижал его к земле. Медленно, одну за другой, переставляя лапы, он стал осторожно подкрадываться, прячась от посторонних глаз в высокой траве. Навострив уши, ловя ноздрями воздух и глядя перед собой немигающими глазами, он подбирался к незнакомому существу. Теперь он его ясно видел: оно сидело меж корней, поросших мохнатым лишайником, и грызло крупное семечко, зажав его лапами. Это была мышь.
Рыжик покачал бедрами из стороны в сторону, готовясь к прыжку. Он задержал дыхание, чтобы колокольчик опять не зазвенел. Он затрепетал от волнения, сердце его бешено застучало. Это было еще интереснее, чем во сне! Но вдруг послышался треск веток и шорох листьев и Рыжик аж подпрыгнул от неожиданности, в животе у него что-то предательски екнуло. Мышь кинулась спасаться под густой, колючий ежевичный куст.
Рыжик замер и осторожно огляделся. Он заметил, как среди зелени мелькнул белый кончик красного пушистого хвоста. Он почуял странный сильный запах какого-то животного, судя по всему — хищного, но это был не кот и не собака.
От удивления он забыл даже про мышь и теперь с интересом смотрел на красный хвост. Вот бы получше рассмотреть!
Навострив уши, он стал подкрадываться ближе. И тут услышал новый шум. Он шел откуда-то сзади, как бы издалека, и был приглушенным. Он повернул уши так, чтобы лучше слышать, что творится сзади. «Кто-то идет следом?» — подумал он, не сводя глаз со странного красного меха, мелькавшего впереди, и продолжал подкрадываться. И только когда легкий шорох за его спиной превратился в отчетливое и все усиливающееся шуршание опавших листьев под чьими-то лапами. Рыжик понял, что он в опасности. Существо налетело на него как ураган и ударило так, что он отлетел в заросли крапивы. Он и мяукнуть не успел, как оказался в зарослях крапивы. Он взвыл и попытался сбросить с себя нападавшего, который намертво вцепился в его бок. У него были невероятно острые когти. Зубами существо впилось ему в шею. Извиваясь и корчась всем телом, от усов до хвоста, он безуспешно пытался освободиться. В какой-то момент его охватило отчаянье, и он замер. Потом вдруг догадался — и быстро перевернулся на спину. Инстинкт подсказал ему, что подставлять противнику нежное брюшко — опасно, но другого выхода не было.
Ему повезло: уловка, похоже, удалась. Он услышал сдавленное шипение: нападающий, оказавшись под ним, начал задыхаться. Резким рывком Рыжик наконец вывернулся, освободился и припустил домой без оглядки.
Позади слышалось топанье, и Рыжик понял: за ним погоня. Кожа под мехом была расцарапана и жутко болела. Но все равно Рыжик решил, что лучше уж снова примет бой, но ни за что не допустит, чтобы на него еще раз исподтишка прыгнули.
Он остановился, развернулся и встретился лицом к лицу со своим преследователем.
Это был молодой кот! У него была густая косматая шерсть, сильные лапы и широкая, довольно плоская мордочка. Рыжик сразу догадался, что это кот: под мягкой длинной шерсткой на крепких плечах перекатывались упругие мышцы. Котик на бегу налетел на Рыжика. Он не ожидал, что тот развернется, и от неожиданности шмякнулся на землю.
От удара Рыжик покачнулся и едва устоял на ногах. Но быстро собрался, напружинился и выгнул спину дугой, оранжевая шерсть на спине стала дыбом. Еще секунда — и он прыгнет на преследователя. Но тот уселся и стал как ни в чем не бывало вылизывать переднюю лапу. Похоже, он уже раздумал нападать. Рыжик почему-то почувствовал разочарование. Все в нем кипело, он был готов сражаться.
— Привет, ручная киса! — весело мяукнул серый.
— А ты неплохо дерешься, хотя и домашний. Рыжик замер на цыпочках: он никак не мог решить, нападать теперь или нет. Потом вспомнил, какие у этого котика сильные лапы и как он мощно прижал его к земле… Он втянул когти, расслабился и опустил хвост.
— Если что, я с тобой еще подерусь! — грозно предупредил он на всякий случай.
— Меня зовут Клубок, — продолжал серый котик, пропуская угрозу мимо ушей.
— Я скоро выучусь и стану воином Грозового племени.
Рыжик ничего не ответил. Он не понимал, о чем тот мяукает, но чувствовал, что опасность миновала. Чтобы скрыть свое смущение, он наклонился и стал облизывать взъерошенную шерстку на груди.
— Что делает в лесу домашний котенок, вроде тебя? Разве ты не знаешь, что здесь опасно? — спросил Клубок.
— Если ты — самое опасное, что есть в лесу, тогда, я думаю, мне нечего бояться, — хвастливо заявил Рыжик. Клубок посмотрел на него, прищурив свои желтые глаза.
— Я-то не опасный. Если бы я был хотя бы наполовину воином, я бы тебя, лазутчика, не так еще отделал! Рыжик насторожился. Что этот котик имеет в виду под словом «лазутчик»?
Ладно уж, — мяукнул Клубок, вытягивая острыми зубами пучок травы, застрявший между когтей, — я тебя не трону. Ты явно не из вражеского племени.
— Из какого такого племени? — переспросил Рыжик. Он совсем растерялся. Клубок нетерпеливо зашипел:
— Ты наверняка слышал о четырех враждующих племенах, которые здесь охотятся! Я, например, принадлежу к Грозовому племени. Чужие коты постоянно заходят на нашу территорию и тащат у нас добычу, особенно Сумрачное племя. Они такие свирепые, что не глядя разорвали бы тебя в клочья!
Клубок на миг остановился, сердито зашипел и продолжил:
— Они приходят и забирают добычу, которая по праву принадлежит нам. А воины Грозового племени гоняют их с нашей территории. Когда я выучусь, я буду таким сильным, таким грозным — все чужие коты будут меня бояться! Пусть тогда только попробуют к нам сунуться!
Рыжик сощурил глаза. Это, должно быть, один из тех диких котов, о которых говорил ему Чумазик! Живут в лесу, охотятся на зверей и дерутся друг с другом за каждый кусок пищи. И все же он не испугался. Честно говоря, этот самоуверенный котик даже начал ему чем-то нравиться.
— Так ты, значит, еще не воин? — спросил он.
— Нет еще. А ты думал, воин? — гордо промурлыкал Клубок, потом покачал большой пушистой головой: — Я еще не скоро стану настоящим воином. Сначала нужно пройти обучение. А еще раньше котенку должно исполниться шесть лун — только тогда его начинают учить. Сегодня, между прочим, я в первый раз в дозоре.
— Может, лучше найти себе хозяина и уютный дом? Тогда бы тебе легче жилось, — мяукнул Рыжик. Есть множество людей, которые с радостью взяли бы в свой дом такого котенка, как ты. Для этого нужно-то всего ничего: сесть где-нибудь на виду и смотреть голодными глазами…
— Ага, и мне насыпят в миску шариков, которые похожи на заячий помет! — подхватил Клубок.
— Ни за что! Вот уж никогда не хотел бы быть домашней киской! Быть у Двуногих вместо игрушки! Есть всякую гадость, которую и едой-то не назовешь! Ходить по делам в коробочку с песком и не высовываться из дому, пока Двуногие не разрешат? Нет, это не жизнь! Вот у нас — у нас свобода! Дикая природа! Иди куда хочешь, делай что хочешь! — Он закончил речь и подытожил, блестя глазами: — Пока ты не попробовал свежепойманную мышь, ты не жил на свете. Ты когда-нибудь пробовал мышь?
— Нет, — вынужден был признаться Рыжик и добавил, как бы оправдываясь: — Пока еще.
— Тогда ты меня, наверно, не поймешь, вздохнул Клубок. — Для этого нужно родиться на воле. Это ведь совсем другое дело. Если ты рожден воином, тогда кровь воина течет в твоих жилах, а ветер странствий развевает твои усы… Котята, рожденные в домах Двуногих, никогда этого не поймут.
Рыжик вспомнил ощущения, которые он переживал во сне.
— Это неправда! — мяукнул он.
Клубок не отвечал. Он еще не закончил вылизываться, да так и замер с поднятой лапой. Он нюхая воздух.
— Чую кошек из нашего племени, прошипел он.
— Уходи скорей. Им не понравится, что ты охотишься на нашей территории.
Рыжик огляделся, удивляясь, откуда Клубок узнал о приближении кошек. Он ничего не почуял — ветерок донес до него только запах зеленых листьев. Но раз Клубок предупредил — так и есть. На всякий случай он ощетинил загривок.
— Быстро! — снова зашипел Клубок. — Беги!
Рыжик приготовился прыгнуть в кусты, хотя не знал, в какую сторону лучше бежать. Но он опоздал. За спиной у него раздалось грозное мяуканье:
— Что здесь происходит?
Рыжик обернулся и увидел большую кошку — она уверенно шла прямо на него из низких зарослей подлеска. Она была великолепна. Морда ее была в серебристых пушинках, уродливый шрам наискось проходил от одного плеча к другому, а гладкая серая шерсть в лучах лунного света отливала серебром.
— Синяя Звезда! Клубок, сидевший рядом с Рыжиком, пригнулся к земле и прикрыл глаза. Он пригнулся еще ниже, когда вслед за серебристой кошкой на поляну вышел кот — красивый золотисто-желтый с мраморными полосками.
— Тебе не следовало подходить так близко к жилищу Двуногих, Клубок! — сердито зарычал золотистый, щуря свои зеленые глаза.
— Я знаю, Львиное Сердце. Прости меня. Клубок опустил голову и стал смотреть на свои лапки.
Рыжик, по примеру Клубка, тоже низко нагнулся. Уши у него нервно подергивались. В этих котах чувствовалась сила, которой он не замечал ни в одном из своих дворовых приятелей. Может, Чумазик не зря предупреждал его?
— Кто это? — спросила кошка.
Рыжик вздрогнул, когда она обратила на него свой взор. Под взглядом ее синих глаз он чувствовал себя совсем беззащитным.
— Он не страшный, торопливо мяукнул Клубок.
— Он не воин, не из другого племени, он просто ручной кот у Двуногих, вот забрел к нам…
«Ручной кот у Двуногих!» Рыжик возмутился, услышав такую характеристику, но смолчал. По настороженному взгляду Синей Звезды он понял, что она заметила его гнев. Он отвел взгляд.
— Это Синяя Звезда, предводительница моего племени! — торопливо зашептал Клубок
— И Львиное Сердце. Он мой наставник, учит меня воинскому делу.
— Спасибо, что представил, Клубок, — холодно заметил Львиное Сердце. Синяя Звезда не сводила с Рыжика глаз.
— Для игрушки Двуногих ты неплохо дерешься, — промяукала она.
Рыжик и Клубок удивленно переглянулись. Откуда она знает?
— Мы за вами следили, продолжала Синяя Звезда, словно читая их мысли. — Нам было интересно, что ты будешь делать, встретившись с чужаком, Клубок. Ты храбро напал на него. Клубок обрадовался, что его похвалили.
— А теперь сядьте прямо, вы оба! — Синяя Звезда посмотрела на Рыжика: — Тебя тоже касается, домашний.
Он немедленно сел, как велели, и, пока Синяя Звезда говорила с ним, смотрел ей прямо в глаза.
— Ты хорошо ответил на нападение, домашний. Клубок сильнее тебя, но ты оказался сообразительнее и смог себя защитить. А когда он погнался за тобой, ты повернулся, чтобы сразиться. Я никогда не видела, чтобы домашние коты так поступали.
Рыжик никак не ожидал похвалы. Но то, что сказала серая кошка потом, удивило его еще больше.
— Я все думала, как ты будешь вести себя здесь, на чужой территории. Мы часто ходим дозором у этой границы, поэтому не один раз видели тебя. Ты сидел на заборе и смотрел на лес. А теперь наконец осмелился прийти сюда. — Синяя Звезда задумчиво посмотрела на Рыжика. — Похоже, у тебя врожденный дар охотника. Острый глаз. Ты бы схватил эту мышь, если бы действовал решительней.
— П-правда? — Рыжик от смущения стал заикаться.
Теперь заговорил Львиное Сердце. Его грудное мяуканье звучало уважительно, но настойчиво.
— Синяя Звезда, это всего лишь домашний котенок, он не станет охотиться на территории Грозового племени. Отправь его домой, к Двуногим!
Рыжик вздрогнул: слова Львиного Сердца показались ему обидными.
— Меня — домой? — мяукнул он недовольно. (Только что он весь сиял от счастья после слов Синей Звезды. Она заметила его, выделила среди других!)
— Но ведь я пришел сюда, чтобы поймать мышку-другую. Их здесь, вижу, слишком много.
Синяя Звезда повернула голову в сторону Львиного Сердца — она примет к сведению его слова. Потом опять перевела взгляд на Рыжика. На этот раз синие глаза ее метали молнии гнева:
— Мышей не бывает слишком много, — сердито зашипела она. — Если бы ты не был таким изнеженным и закормленным, ты бы сам об этом знал!
Рыжик смутился: гнев Синей Звезды был таким неожиданным. Но, увидев, как испуганно смотрит на него Клубок, он понял, что говорил слишком смело. Львиное Сердце подошел ближе к своей предводительнице. Теперь против него было двое. Рыжик посмотрел в глаза Синей Звезде — в них была угроза. Решимость его улетучилась. Это были не милые домашние кошечки, которые любят свернуться у камина, — перед ним были злые, голодные коты, которые скорее всего доведут до конца то, что начат Клубок.

0

3

Глава II

— Итак? — прошипела Синяя Звезда, приблизившись к нему почти вплотную — на расстояние вытянутой мыши. Львиное Сердце угрожающе нависал над ним.
Рыжик прижал уши и согнулся под холодным взглядом золотисто-желтого воина. Кожа его покрылась мурашками.
— Я не опасен для вашего племени, — промяукал он, глядя на свои дрожащие лапы.
— Ты опасен для него, потому что забираешь нашу еду, — прорычала Синяя Звезда. — У тебя в доме у Двуногих полно еды. Ты пришел сюда поохотиться просто так, для развлечения. А мы здесь охотимся, чтобы выжить. Истина слов предводительницы племени пронзила Рыжика, как острый шип терна, и ему сразу стал понятен ее гнев. Он перестал дрожать, сел прямо, распрямил ушки. Подняв взгляд от земли, он смело посмотрел ей в глаза:
— Я как-то не подумал об этом. Извините, — промяукал он тихо, но уверенно. — Больше я не буду здесь охотиться. Синяя Звезда перестала дыбиться и сделала знак Львиному Сердцу отойти.
— Ты необычный ручной котенок, Рыжик, — промяукала она.
Клубок вздохнул с облегчением. Рыжик навострил уши. В голосе Синей Звезды ему послышалось одобрение, и он заметил, что они с Львиным Сердцем обменялись многозначительными взглядами. Это его озадачило. Что задумали эти два воина?
Он осторожно спросил:
— А что, здесь правда так трудно выжить?
— Наша территория занимает только часть леса, — ответила Синяя Звезда. — И все, что у нас есть, мы защищаем от других племен. В этом году весна задержалась — а значит, и дичи меньше.
— А у вас большое племя? — мяукнул Рыжик, округлив глаза.
— Довольно большое, — отвечала Синяя Звезда. — Наша территория может прокормить нас, но дичи осталось мало.
— И вы все воины? — мяукнул Рыжик. Уклончивые ответы Синей Звезды все больше пробуждали в нем любопытство.
Ему ответил Львиное Сердце.
— Кто-то воин. А кто-то слишком молод, или слишком стар, или занят выкармливанием котят — они не могут охотиться.
— И вы все живете вместе и делите добычу поровну? — восхищенно промурлыкал Рыжик, устыдившись того, что сам ведет беззаботную сытую жизнь. Синяя Звезда снова бросила взгляд на Львиное Сердце. Золотисто-желтый кот ответил ей уверенным взглядом. Потом она перевела глаза на Рыжика и промяукала:
— Ты можешь вскоре убедиться в этом сам. Хочешь вступить в Грозовое племя?
Рыжик от удивления не мог выговорить ни слова.
Синяя Звезда продолжала:
— Если ты это сделаешь, то, так же как и Клубок, будешь учиться, чтобы впоследствии стать воином.
— Но ручные коты не бывают воинами! — возмутился Клубок.
— У них в жилах не течет кровь воинов! Взгляд Синей Звезды омрачился печалью.
— Кровь воинов, — повторила она со вздохом. — Слишком много ее было пролито за последнее время.
Она замолчала, и Львиное Сердце продолжил:
— Синяя Звезда только предлагает тебе обучаться. Никто не поручится, что из тебя получится настоящий воин. Может, это окажется тебе не по силам. В конце концов, ты привык к сытой, безмятежной жизни.
Рыжика задели эти слова. Он обернулся к золотисто-желтому коту.
— Зачем же вы мне предлагаете? Ему ответила Синяя Звезда.
— Ты вправе задать такой вопрос, малыш. Дело в том, что Грозовому племени очень нужны новые воины.
— Ты должен знать, что Синяя Звезда не бросает слов на ветер — предупредил Львиное Сердце. — Если ты захочешь обучаться вместе с нами, мы примем тебя в наше племя. Или ты будешь жить с нами и уважать наши обычаи, или вернешься в дом Двуногих. Или — или. Нельзя стоять лапами одновременно на двух бревнах.
Легкий прохладный ветерок, прошелестев в кустах, взъерошил шерсть на спинке Рыжика. Он поежился, но не от холода, а от волнения: ему предлагали такое, о чем он и подумать не мог!
— Наверно, ты спрашиваешь себя, стоит ли отказываться от сытой домашней жизни? — вкрадчивым голосом спросила Синяя Звезда. — Осознаешь ли ты, какую цену тебе придется заплатить за теплый дом и еду?
Рыжик удивленно посмотрел на нее. Неужели он встретился с этими удивительными кошками только для того, чтобы убедиться в том, какая легкая и роскошная была у него жизнь?
— Я точно могу сказать, что ты все еще кот, — продолжала Синяя Звезда, — несмотря на то, что мерзкий запах Двуногих прочно пристал к твоей шерсти.
— Как это «все еще кот»? — не понял Рыжик.
— Двуногие еще не водили тебя к Резчику, — зловеще промяукала Синяя Звезда. — Тогда бы ты был совсем другим. И, думаю, тебе бы не пришло в голову драться с боевым котом!
Рыжик смутился. Он вдруг вспомнил о Генри, который стал толстым и ленивым с тех пор как побывал у Ветеринара. Наверно, это и имела в виду Синяя Звезда?
— Племя не может предложить тебе ни легкого пропитания, ни тепла, — продолжала Синяя Звезда. — В сезон голых веток ночи в лесу особенно трудные. От всех членов племени потребуется верность и усердие. Будет много тяжелой работы. Если понадобится, ты должен будешь защищать свое племя — порой ценой собственной жизни. И голодных ртов у нас много. Но за это ты будешь вознагражден. Ты останешься котом. Ты научишься жить в лесу. Ты почувствуешь себя настоящим котом. Сила племени, взаимопомощь котов племени всегда будут с тобой, даже если ты охотишься в одиночку.
У Рыжика голова шла кругом. Похоже, Синяя Звезда предлагает ему ту самую жизнь, которую он уже много раз с восхищением переживал во сне, но сможет ли он жить так наяву?
От этих мыслей его отвлек голос Львиного Сердца.
— Пойдем, Синяя Звезда, не будем терять время. Мы должны найти других дозорных. Коготь, наверно, беспокоится, куда мы пропали.
Он встал на четыре лапы и нетерпеливо замахал хвостом.
— Погодите, — мяукнул Рыжик. — Можно я подумаю над вашим предложением?
Синяя Звезда посмотрела на него испытующим взглядом и кивнула.
— Завтра, когда солнце взойдет на вершину, Львиное Сердце будет ждать тебя здесь, на этом месте, — сказала она. — Тогда и дашь ответ.
Синяя Звезда тихо, но требовательно мяукнула, и в тот же миг три кошки исчезли в темных зарослях.
Рыжик моргнул. Изумленный, растерянный, он поднял мордочку к небу — там, за сплетением листьев папоротника, в чистом небе сияли бесчисленные звезды. В вечернем воздухе все еще чувствовался запах диких котов. И когда Рыжик шел к дому, у него внутри появилось какое-то странное ощущение, словно кто-то тянет его обратно, в лесную глушь. Легкий ветерок приятно теребил его пушистую шкурку, а сухие листья, казалось, нашептывали во тьме его имя.

0

4

Глава III

Наутро, когда Рыжик спал после ночной прогулки, он снова увидел сон про мышь. Он шел без ошейника и в лунном свете углядел шуструю беглянку. Но на этот раз он знал, что за ним наблюдают. Из темного леса на него были устремлены десятки горящих глаз. Так в его сон вошли коты из племени.
Рыжик проснулся, мигая от яркого солнечного света, заливающего кухонный пол. Нагретая солнцем шерсть казалась густой и тяжелой. Миска была полна до краев, а поилка — чистой и наполненной свежей, чуть горьковатой водой Двуногих. Рыжику больше нравилась вода из лужи, но когда было жарко или очень хотелось пить, проще, конечно, было полакать из поилки. Сможет ли он когда-нибудь отвыкнуть от такой вольготной жизни? Он поел, потом через кошачью лазейку вышел в сад. День обещал быть теплым, и в саду было не продохнуть от запаха цветущих кустов
— Привет, Рыжик! — промяукал кто-то с забора. Это был Чумазик. — Ты должен был проснуться еще час назад. Тут воробьиные детеныши пробовали свои крылышки.
— Ну и как, удалось поймать хоть одного? — спросил Рыжик. Чумазик зевнул и облизал нос.
— Была охота связываться! Я уже дома наелся до отвала. А ты почему так поздно вышел? Вчера ты, кажется, кивал на Генри, что он все время спит, а сегодня сам не лучше.
Рыжик сел у забора на прохладную землю и аккуратно обернул хвост вокруг передних лап.
— Я ночью в лес ходил, — напомнил он своему приятелю. И сразу почувствовал, как кровь закипела в его жилах и все шерстинки на спинке напряглись.
Чумазик посмотрел на него сверху вниз, глаза его округлились.
— Ой, правда, я и забыл! Как там было-то? Поймал кого? Или, наоборот, тебя поймали?
Рыжик не торопился с ответом: он не знал как объяснить старому другу, что на самом деле с ним произошло.
— Я встретил там диких котов, — начал он было рассказывать.
— Да ну? — Чумазик был потрясен. — И вы устроили драку?
— Вроде того. — Рыжик вновь почувствовал прилив сил, как только вспомнил о том, какая сила у котов из племени.
— Тебя ранили? Что случилось-то? — нетерпеливо выспрашивал Чумазик.
— Их было трое. Такие большие и сильные, не то что мы…
— И ты подрался сразу со всеми тремя! — перебил его Чумазик, и хвост его задрожал от нетерпения.
— Нет! — коротко мяукнул Рыжик. — Только с самым младшим, еще двое подошли потом.
— Почему же они тебя на разорвали на клочки?
— Они просто попросили меня покинуть их территорию. Но потом… — Рыжик замолк, не решаясь продолжать.
— Что?! — нетерпеливо мяукнул Чумазик.
— Они предложили мне вступить в их племя. Чумазик недоверчиво пошевелил усами.
— Нет, правда! — сказал Рыжик.
— А зачем ты им понадобился?
— Не знаю, — честно признался Рыжик. — Думаю, им в племени нужны лишние лапы.
— Странно все это, — задумчиво промяукал Чумазик. — На твоем месте я бы им не доверял.
Рыжик глянул на Чумазика. Его черно-белый приятель никогда не проявлял интереса к лесным похождениям. Его устраивала жизнь с людьми. Ему не понять той страстной тоски, которая охватывала Рыжика всякий раз, когда он видел сон о лесе.
— А я им доверяю, — тихо промурлыкал Рыжик. — И я уже решился. Я уйду к ним.
Чумазик спрыгнул с забора и встал напротив Рыжика.
— Пожалуйста, не уходи. Рыжик, — тревожно замяукал он. — Я же тебя тогда уже не уви-жу…
Рыжик дружески боднул ею головой в плечо.
— Не беспокойся. Мои хозяева заведут другого кота. Вы с ним тоже подружитесь. Ты с кем угодно найдешь общий язык!
— Но он же будет не такой, как ты… — загрустил Чумазик.
Рыжик нетерпеливо задергал хвостом.
— Вот и я о том. Если я останусь здесь подольше, меня отнесут к Резчику, и тогда я тоже стану другим.
Чумазик удивился.
— К Резчику? — переспросил он.
— К Ветеринару, — объяснил Рыжик. — После этого все меняются, как Генри.
Чумазик поежился и перевел взгляд на свои лапки.
— Но с Генри все в порядке, — пробормотал он. — То есть, конечно, он стал ленивее, но он не выглядит несчастным. С ним все еще можно поиграть.
Рыжику стало горько при мысли о том, что придется покинуть старого друга.
— Прости, Чумазик. Я буду о тебе скучать, но мне правда надо уходить.
Чумазик ничего не ответил, а только подошел и нежно коснулся носа Рыжика своим носиком.
— Ясно. Ну раз я тебя не отговорил, тогда давай хотя бы побудем вместе напоследок.
Рыжику это утро показалось на удивление ярким и радостным: они вместе с Чумазиком прошлись по всем любимым местам, повидали знакомых котят, с которыми вместе росли. Все чувства его обострились, как бывает, когда готовишься к большому прыжку. Но солнце поднималось все выше, и Рыжик с замиранием сердца подумал: «Неужели Львиное Сердце и правда будет ждать меня?» Он уже особо не прислушивался к праздному мяуканью старых друзей: мысленно он был уже не с ними, а далеко в лесу.
Рыжик в последний раз спрыгнул с садового забора и стал осторожно пробираться к лесу. С Чумазиком он распрощался. Теперь он думал только о лесе и о котах, которые там живут.
Дойдя до того места, где вчера вечером встретил боевых котов, он сел и потянул носом воздух. Кроны высоких деревьев не пропускали полуденных солнечных лучей, поэтому здесь было не жарко. То тут, то там солнечный луч пробивался сквозь листву и золотил лесную траву. Рыжик уловил знакомый кошачий запах, но не мог понять, свежий это запах или вчерашний еще не выветрился. Он поднял голову и принюхался.
— Тебе многому придется научиться, — промяукал низкий голос.
— Даже самый маленький котенок в племени чует, когда рядом другой кот.
Рыжик увидел зеленые глаза, блеснувшие из-под куста ежевики. Теперь он узнал запах. Это был Львиное Сердце.
— Можешь определить, один я или нет? — спросил золотисто-желтый кот, выходя из тени на свет.
Рыжик быстро нюхнул воздух еще раз. Запахи Синей Звезды и Клубка еще не улетучились, но были не так сильны, как накануне ночью.
Не очень уверенно он промяукал:
— Синей Звезды и Клубка сейчас с тобой нет.
— Правильно, — мяукнул Львиное Сердце. — Зато есть кто-то другой.
Рыжик замер от неожиданности — на поляне показался еще один боевой кот.
— Это Буран. — промурлыкал Львиное Сердце. — Один из старший воинов Грозового племени.
Рыжик посмотрел на кота, и от страха по спине его пробежал холодок. Неужели он попал в западню? Перед ним стоял котище — великан и глядел на него сверху вниз. У него был белый, как снег, густой мех, а глаза были желтые, как прогретый речной песок. Рыжик с испугу прижат уши и весь напружинился. приготовившись драться.
— Успокойся, пока страх не выдал тебя. — рыкнул Львиное Сердце. — Мы здесь для того, чтобы проводить тебя в наш лагерь.
Буран, вытянув нос, стал с интересом обнюхивать Рыжика, а тот сидел ни жив ни мертв и даже задержал дыхание на всякий случай.
— Привет, юнец. — промурлыкал белый кот. — Наслышан о тебе.
Рыжик склонил голову в приветствии.
— Пошли, доберемся до лагеря — там и поговорим, — приказал Львиное Сердце, и в тот же миг оба кота прыгнули и исчезли в зарослях. Рыжик вскочил на четыре лапы и поспешил за ними.

Два воина мчались по лесу, не оглядываясь на Рыжика и очень скоро он стал выдыхаться. Они чуть притормаживали только тогда, когда путь им преграждало упавшее дерево, через которое они могли перепрыгнуть одним прыжком, а Рыжику приходилось перелезать через него, карабкаться вверх, потом вниз. Они пробегали мимо пронзительно пахнущих сосен, перепрыгивали через глубокие канавы, прорытые дурно пахнущими созданиями, которыми управляют Двуногие. Сидя в надежном укрытии за садовой оградой, Рыжик часто слышал, как они ревут и всхрапывают вдалеке.
Одна канава оказалась такой широкой, что не перепрыгнуть: на дне ее была мутная, стоялая вода. Дикие коты, не задумываясь, перешли ее вброд.
Рыжик никогда даже лапой не касался воды. Но он не хотел показаться трусом, поэтому закрыл глаза и шагнул следом за ними, стараясь не обращать внимания на неприятную влагу, от которой шерсть у него на брюшке стала мокрой.
Наконец Львиное Сердце и Буран сделали остановку. Рыжик подбежал к ним и встал рядом, пытаясь отдышаться. Воины вышли на голую скалу, нависшую над небольшим овражком.
— Теперь до лагеря уже недалеко, — мяукнул Львиное Сердце.
Рыжик попытался увидеть внизу в кустах хоть какие-нибудь признаки жизни: не колыхнется ли ветка, не блеснет ли где мех, — но глаза его не углядели ничего особенного — все те же дикие невысокие заросли, как и повсюду в лесу.
— А ты носом. Ты должен почуять, — зашипел ему на ухо Буран.
Рыжик закрыл глаза и принюхался. Буран правду говорил. Местный запах был совсем не похож на кошачий, к которому он привык. В воздухе пахло — и очень сильно — множеством самых разных котов и кошек.
Он понимающе кивнул и объявил:
— Я чую котов. Львиное Сердце и Буран обменялись довольными взглядами.
— Со временем, если тебя примут в племя, ты будешь знать каждый кошачий запах по имени, — промяукал Львиное Сердце. — Следуй за мной! — И стал проворно спускаться по камням на самое дно оврага, продираясь сквозь густые заросли утесника — кустарника с желтыми цветами.
Рыжик направился за ним, последним шел Буран. Рыжик, уклоняясь от колючих веток, заметил, что под его лапами трава примята — это была хорошо утоптанная множеством лап, крепко пахнущая котами тропа. «Это, должно быть, и есть главная дорога, ведущая в лагерь», — подумал он.
Кусты утесника кончились, за ними открылась поляна. Посредине поляны трава была начисто вытоптана — видно, на протяжении многих поколений ее топтали кошачьи лапы: осталась лишь голая земля. Лагерь этот существовал давным-давно. Вся поляна была залита солнечным светом, воздух был тих и спокоен.

Рыжик огляделся по сторонам, широко раскрыв глаза. Всюду были коты и кошки — они сидели поодиночке и группами, одни ели, другие тихо мурлыкали, облизывая шерсть.
— В это время, когда солнце начинает спускаться с вершины, наступает время мурлыканья.
— Время мурлыканья?
— Так мы называем время, когда можно поухаживать друг за другом и поделиться новостями, — объяснил Буран.
Коты явно почуяли запах чужака, исходивший от Рыжика, потому что некоторые из них стали поворачивать головы в его направлении и с любопытством всматриваться.
Рыжик засмущался и, боясь встретиться с кем-нибудь взглядом, стал рассматривать местность вокруг поляны. По ее краям росла густая трава, кое-где проглядывали пни и виднелось поваленное дерево. Густой утесник и высокие листья папоротника плотным занавесом отгораживали поляну от остальной части леса.
— Вон там, — промяукал Львиное Сердце, махнув хвостом в сторону непроходимых с виду зарослей ежевики, — наша детская, где нянчат котят.
Рыжик навострил ушки, прислушиваясь к тому, что могло быть за кустами. Сквозь плотное сплетение ветвей ему ничего не было видно, но он услышал в самой гуще мяуканье нескольких котят.
Пока он сидел и вглядывался, из узкого лаза, еле различимого под низко склоненными колючими ветвями, выскользнула темно-рыжая кошка. «Наверное, одна из королев», — подумал Рыжик.
Еще одна королева, серая с отчетливыми черными полосками, подошла к ежевичному кусту. Две кошки обменялись приветствиями, лизнув друг друга в макушку, потом серая юркнула в детскую, мурлыканьем успокаивая пищащих котят.
— О наших котятах заботятся все королевы по очереди, — промяукал Львиное Сердце. — Все наши коты и кошки служат племени. Верность племени — первая заповедь в нашем уставе, это ты должен крепко запомнить, если хочешь остаться с нами.
— Сюда идет Синяя Звезда, — мяукнул Буран, понюхав воздух.
Рыжик тоже принюхался и с радостью обнаружил, что узнал запах серой кошки чуть раньше, чем она вышла на поляну из-за большого валуна, лежащего сбоку от него у дальнего края поляны.
— Он пришел, — промурлыкала Синяя Звезда, обращаясь к воинам.
— А Львиное Сердце уверял, что не придет, — мяукнул Буран.
Рыжик заметил, как Синяя Звезда досадливо махнула хвостом.
— Ну и как он вам? — спросила она.
— Шел он сюда довольно резво, несмотря на то что маленький, — заметил Буран. — Для домашнего котенка он достаточно силен.
— Так решено? — Синяя Звезда вопросительно посмотрела на Львиное Сердце и Бурана. Оба кота кивнули.
— Тогда я объявлю о его прибытии в племя. — Синяя Звезда вспрыгнула на валун и призывно закричала: — Пусть все взрослые коты и кошки, способные сами ловить добычу, соберутся под Высокой Скалой на собрание племени.
Ее призыв был услышан: коты стекались к ней со всех сторон, как тени, они выскальзывали из травы и кустов, окружавших поляну. Рыжик замер на месте, по одну сторону от него сидел Буран, по другую — Львиное Сердце. Остальные коты расположились под Высокой Скалой и выжидающе смотрели на предводительницу.
Рыжик обрадовался, увидев среди них Клубка. Рядом с Клубком села молодая трехцветная королева-кошка, аккуратно обернув вокруг белых лапок хвост, опушенный черной кисточкой. За ними уселся большой темно-серый полосатый кот, черные полоски на его шерсти были похожи на длинные тени, какие бывают ночью на залитой лунным светом поляне.
Когда все успокоились, Синяя Звезда заговорила.
— Грозовому племени нужны новые воины, — начала она. — У нас сейчас крайне мало котят-учеников, такого прежде никогда не бывало. Поэтому надо решить, примет ли Грозовое племя котенка со стороны, чтобы обучить его воинскому искусству.
В племени котов поднялся ропот, но Синяя Звезда утихомирила котов строгим мяуканьем.
— Я нашла котенка, который хочет стать учеником в Грозовом племени.
— Если повезет… — съехидничал кто-то, и этот голос четко прозвучал на фоне недоуменного бормотания, волной прокатившегося по рядам собравшихся.
Рыжик изогнул шею и увидел светло-серого полосатого кота, который встал и с вызовом посмотрел на предводительницу.
Синяя Звезда даже не повернула головы в его сторону и вновь обратилась к собравшимся:
— Львиное Сердце и Буран встретились с этим юным котом и согласны с тем, что нам следует взять его на обучение.
Рыжик посмотрел на Львиное Сердце, потом на собравшихся: взгляды всех котов были теперь устремлены на него. Шерсть у него вздыбилась, и он нервно облизнул губы. На секунду наступило молчание. Рыжик был уверен, что все слышат, как колотится его сердце, и чувствуют исходящий от него запах страха.
Потом все закричали наперебой:
— Откуда он взялся?
— Из какого он племени?
— У него подозрительный запах! Так не пахнет ни одно из известных мне племен!
Последний вопль перекрыл все остальные:
— Гляньте на его ошейник! Это же ручной котенок! — Это снова кричал сварливый светлосерый полосатый кот. — Ручной — он и есть ручной, таким и останется. Нашему племени нужны настоящие воины, а не слабаки — нахлебники! Львиное Сердце нагнулся к самому уху Рыжика и шепнул:
— Это Долгохвост. Он учуял твой страх. Все они учуяли. Докажи ему и всем остальным, что у тебя бесстрашное сердце.
Но Рыжик словно окаменел. Ну как доказать этим свирепым котам, что он уже не ручной котик?
Светло-серый продолжал подтрунивать:
— Двуногие навесили на тебя ошейник. В лучшем случае ты своим звяканьем только дичь распугаешь, а в худшем — приманишь Двуногих на нашу территорию. Они кинутся на поиски бедняжки, который заблудился в лесу и жалобно звенит на всю округу!
Все коты одобрительно завыли. Довольный, что его поддержали, Долгохвост продолжал:
— Предательский звон бубенчика насторожит наших врагов, хотя, наверно, вонища Двуногих, которую ты разносишь, подействует на них сильнее!
Львиное Сердце снова шепнул на ухо Рыжику:
— Что же ты медлишь? Ответь ему! Рыжик не двигался. Но на этот раз он пытался точно определить местоположение Долгохвоста. Вот он сидит как раз позади черно-бурой королевы. Рыжик прижал уши, сощурил глаза, зашипел и прыгнул через головы испуганных котов прямо на своего обидчика.
Долгохвост был не готов к нападению. Он повалился набок, не устояв на гладко утоптанной, пропеченной солнцем площадке. Полный гнева и решимости постоять за себя, Рыжик вонзил когти и зубы в светло-полосатую шкуру обидчика. Никаких предварительных ритуальных замахиваний лапами, никаких пробных ударов — он сразу приступил к драке. Два кота сцепились в один извивающийся, орущий, кувыркающийся ком. Другие коты расступились, чтобы не угодить в бешено визжащий водоворот из шерсти и когтей.
В пылу драки, отчаянно царапаясь и лягаясь, Рыжик не чувствовал страха — он был опьянен битвой. Сквозь шум крови, звенящий в ушах, он слышал лишь возбужденный вой столпившихся вокруг котов.
Вдруг Рыжик почувствовал, что ошейник сдавил ему шею. Долгохвост вцепился в него зубами и тянул на себя, и тянул сильно. Ошейник душил его. Стало нечем дышать, и Рыжик испугался не на шутку. Он извивался и выкручивался и так и сяк, но с каждым движением ошейник давил все сильнее. Тщетно хватая ртом воздух, Рыжик собрал остаток сил и сделал отчаянный рывок. В этот миг раздался громкий щелчок — и он стал свободен.
Долгохвост кубарем отлетел от него. Рыжик вскочил на четыре лапы и огляделся. Долгохвост сидел на земле недалеко от него, на расстоянии трех хвостов. А из пасти его, позвякивая, свисал разорванный ошейник Рыжика.
Синяя Звезда тотчас же соскочила со скалы и громовым голосом прикрикнула на котов, утихомиривая толпу. Рыжик и Долгохвост замерли и только тяжело дышали. Выдранная шерсть свисала с них клоками. Рыжик почувствовал резкую боль над глазом — там была царапина. Левое ухо Долгохвоста было сильно порвано, по его тощим плечам на землю капала кровь. Они неприязненно смотрели друг на друга — злость еще не прошла.
Синяя Звезда подошла и взяла ошейник из пасти Длиннохвостого. Положила его на землю перед собой и промяукала:
— Новичок потерял ошейник Двуногих, отстаивая свою честь. Великий Охотник высказал свое одобрение — этот кот теперь независим от своих владельцев, он свободен и может вступить в Грозовое племя в качестве ученика.
Рыжик бросил взгляд на Синюю Звезду и важно кивнул в знак согласия. Потом встал и сделал шаг вперед, в полосу света, чтобы погреть ноющее тело. В солнечных лучах оранжевая шерстка его вспыхнула, как огонь. Гордо подняв голову, Рыжик оглядел котов, столпившихся вокруг него. На этот раз никто не пытался спорить или насмехаться. Он проявил себя как достойный противник в схватке.
Синяя Звезда подошла к Рыжику и положила перед ним порванный ошейник. Потом нежно коснулась носом его уха.
— На свету ты совсем как огненный сноп, — промурлыкала она. И, сверкнув глазами, добавила: — Ты хорошо дрался.
Потом, повернувшись к котам, объявила:
— С этого дня, пока он не добудет в бою имя воина, этого ученика будут звать Огонек из-за его огненно-красного меха. Она сделала шаг назад. Видимо, и она. и остальные коты ждали от него какого-то ответного жеста. Рыжик не задумываясь развернулся и, быстро-быстро работая лапами, забросал свой ошейник пылью и травой, словно зарывая нечистоты.
Долгохвост с недовольным рычанием заковылял прочь с поляны и скрылся за листьями папоротника. Коты разбились на группы и стали возбужденно перемурлыкиваться.
— Эй. Огонек! — раздался за его спиной голос Клубка.
«Огонек!» Чувство гордости охватило его, когда он услышат свое новое имя. Он обернулся, чтобы поприветствовать серого ученика дружеским обнюхиванием.
— Славная была драка! — мяукал Клубок. — А еще ручной… Долгохвост ведь уже воин, хотя два месяца всего как закончил обучение. Такой шрам на ухе не скоро забудется — он тебя долго будет помнить. Подпортил ему внешность, это точно.
— Спасибо. Клубок. Но он сам нарвался. — Огонек облизнул переднюю лапку и начат очищать глубокую царапину над глазом. И пока умывался, он слышат, как его новое имя эхом раздавалось среди общего кошачьего мяуканья.
— Огонек!
— Эй. Огонек!
— Привет тебе. Огонек!
Он на минуту зажмурился и стал слушать голоса.
— Неплохое имя, — одобрительно мяукнул Клубок.
Пришлось открыть глаза. Огонек огляделся по сторонам.
— А куда потащился Долгохвост?
— Думаю, в пещеру Пестролистой, — Клубок кивнул головой в сторону густых папоротников, за которыми скрылся Долгохвост. — Она у нас целительница. И к тому же симпатичная. Моложе и намного красивее большинства…
Речь его прервал раздавшийся совсем рядом низкий вой. Оба котенка обернулись, и Огонек узнал могучего черно-серого кота, который в начале собрания сидел позади Клубка.
— Частокол, — промяукал Клубок, почтительно пригнув голову.
Лоснящийся кот посмотрел на Огонька и быстро отвел взгляд.
— Твое счастье, что ошейник лопнул. Долгохвост, конечно, молодой воин, но я никак не ожидал, что его побьет какой-то ручной котенок! — Слова «ручной котенок» он презрительно процедил сквозь зубы, после чего удалился.
— Это Частокол… — тихонько шепнул Клубок на ухо Огоньку. — Вот уж кто действительно не отличается ни молодостью, ни красотой…
Огонек хотел было поддакнуть новому другу как вдруг их беседу прервал тревожный сигнал — это кричал старый серый кот, сидевший у края поляны.
— Безух почуял опасность! — промяукал Клубок и как-то весь подобрался.
Огонек и оглянуться не успел, как на поляну, ломая кусты, выскочил молодой кот. Он был худ и, если не считать белую крапинку на конце длинного тонкого хвоста, черен с головы до пят.
— Это Горелый! — выдохнул Клубок. — Но почему он один? Где Коготь?
Огонек увидел, как Горелый, пошатываясь, пересекает поляну. Он тяжело дышал. Шерсть на нем была всклокочена и вся в пыли, глаза дико горели от ярости.
— Горелый и Коготь — кто они? — шепотом поинтересовался Огонек.
Пока он это говорил, несколько диких котов промчались мимо него — встречать вновь прибывшего.
— Горелый — ученик. Коготь — его наставник, — быстро объяснил Клубок. — Горелый с Когтем и Ярохвостом отправились с восходом солнца на задание против Речных котов!
— Ярохвост? — переспросил Огонек, совершенно запутавшись в новых именах.
— Глашатай Синей Звезды, — прошипел Клубок. — Но все-таки почему Горелый вернулся один? — добавил он недоуменно.
Он поднял голову и стал слушать, что скажет Синяя Звезда.
Кошка выступила вперед и заговорила. Говорила она ровным, спокойным голосом, но в синих глазах промелькнула тревога. Остальные коты отступили назад и лишь облизывали морды от волнения.
— Что случилось, Горелый? — Синяя Звезда вспрыгнула на Высокую Скалу и теперь смотрела на дрожащего кота сверху вниз. — Говори же, Горелый!
Горелый все еще не мог справиться с дыханием, бока его то вздымались, то опадали, земляная площадка под ним покраснела от крови, но все же ему удалось вскарабкаться на Высокую Скалу. Он встал рядом с Синей Звездой и, обращаясь к толпе, истомившейся в ожидании, с трудом произнес:
— Ярохвост погиб!

0

5

Глава IV

Коты Грозового племени завыли, и эхо разнеслось по лесу. Горелый стоял, пошатываясь. Его правая передняя лапа блестела: она была мокрой от крови, сочащейся из глубокой раны на плече.
— М-мы встретили у реки, недалеко от Солнечных Скал, воинов Р-речного племени, — продолжал он, запинаясь. — Среди них был Желудь.
— Желудь! — ахнул за спиной Огонька Клубок. — Это глашатай Речного племени. Он один из величайших воинов в лесу. Счастливчик этот Горелый. Хотел бы я оказаться на его месте! Уж я бы тогда…
Но вдруг осекся и замолк, почуяв на себе взгляд старого серого кота, который первым заметил, что Горелый вернулся. Огонек вновь обратил все свое внимание на Горелого.
— Ярохвост велел Желудю убираться вместе со своими охотниками с территории Грозового племени. Он сказал: если хоть один воин Речного племени попадется на территории Грозовых котов, он будет убит. Но Желудь и ухом не повел. Он отвечал, что его племени нужна еда, и наши угрозы им не страшны.
Горелый помолчал, сипло дыша. Его рана все еще кровоточила, и он как-то скособочился, чтобы вес тела не давил на больную лапу.
— И тогда коты Речного племени напали на нас. Это было страшное зрелище. Битва была не на жизнь, а на смерть. Я видел, как Желудь поверг наземь Ярохвоста, но после этого Ярохвост… — Внезапно глаза Горелого закатились, он стал заваливаться набок и странно, едва перебирая ослабевшими лапами, то ли сполз, то ли упал к подножию скалы и скорчился на земле.
Королева-кошка с палевым мехом прыгнула к нему и, быстро лизнув его в щеку, позвала:
— Пестролистая!
Из-за папоротников показалась симпатичная кошечка черепаховой окраски, которую Огонек прежде видел рядом с Клубком. Она быстро подбежала к Горелому и мяуканьем попросила королеву отойти. Затем маленьким розовым носиком она перевернула ученика на бок, чтобы можно было осмотреть рану. После этого она промяукала:
— Все хорошо, Златошейка, его раны не смертельны. Но мне нужна паутина, чтобы остановить кровь.
Как только Златошейка скрылась в своей пещере, в зловещей тишине послышался тоскливый вой. Все глаза устремились в том направлении, откуда он раздавался.
Большущий темно-коричневый полосатый кот, пошатываясь, брел по проходу меж низко свисающих ветвей утесника. Его острые зубы сжимали — нет, не добычу, а безжизненное тело другого кота. Он вышел на середину поляны и положил перед собой искусанное тело.
Огонек вытянул шею, чтобы лучше видеть, и сумел разглядеть ярко-алый хвост, безжизненно лежащий на земле.
Ужас пробежал по кошачьим рядам, как леденящий ветер. Клубок скорчился от горя:
— Ярохвост!
— Как это случилось, Коготь? — спросила Синяя Звезда со скалы.
Коготь выпустил из пасти загривок Ярохвоста и посмотрел прямо в глаза Синей Звезде.
— Он пал смертью храбрых от удара Желудя. Я не смог спасти его, но мне удалось сразить насмерть Желудя в тот момент, когда он торжествовал победу. — Голос Когтя звучал низко и уверенно. — Смерть Ярохвоста не была напрасной — думаю, охотники Речного племени больше не сунутся на нашу территорию.
Огонек посмотрел на своего нового приятеля — глаза Клубка потемнели от горя.
Через мгновение несколько котов подошли вплотную к Ярохвосту и стали облизывать его торчащую клочьями шерсть. Облизывая его, они тихо мурлыкали что-то, обращаясь к мертвому воину.
Огонек зашептал Клубку на ухо:
— Что они делают?
Клубок, не сводя глаз с мертвого кота, ответил:
— Дух его отправляется в Звездное племя, и коты нашего племени говорят с ним в последний раз.
— В Звездное племя? — удивился Огонек.
— Это племя небесных воинов, которые присматривают за всеми дикими котами. Ты сам не раз видел их на Серебряной Полоске.
Огонек удивленно помотал головой, и Клубок объяснил:
— Серебряная Полоска — это такая плотная полоса из звезд, которая каждую ночь протягивается поперек неба. Каждая звезда — это воин Звездного племени. Сегодня ночью среди них будет и Ярохвост.
Огонек кивнул, и Клубок пошел прощаться с мертвым глашатаем.
Поначалу, когда коты начали подходить к Ярохвосту, чтобы отдать ему последний долг, Синяя Звезда хранила молчание. Теперь она спрыгнула с Высокой Скалы и медленно направилась к телу Ярохвоста. Остальные коты расступились, давая ей дорогу. Они смотрели, как их предводительница легла рядом со старым боевым товарищем и в последний раз стала разговаривать с ним.
Закончив беседу, она поднялась на ноги и заговорила. Голос ее был низким и сиплым от горя, и все коты племени слушали ее, затаив дыхание.
— Ярохвост был отважным воином. Его верность Грозовому племени никогда не вызывала сомнений. Я всегда прислушивалась к его мнению, ибо он думал прежде всего о нуждах племени и никогда не искал собственной выгоды. Из него бы получился отличный вождь. Потом она склонилась, вытянула перед собой лапы и молча стала скорбеть об ушедшем друге. Еще несколько котов подошли к ней и легли рядом, точно так же склонив голову и выгнув спину — так они выражали свое горе.
Огонек наблюдал. Он не был знаком с Ярохвостом, но горе котов племени тронуло его сердце.
Клубок подошел к нему и снова встал рядом.
— Дымок сильно переживает, — заметил он.
— Дымок?
— Ученик Ярохвоста. Вон он, с темно-коричневыми полосками. Интересно, кто теперь будет его новым наставником? Огонек посмотрел на маленького котика, сидевшего на полусогнутых лапах у тела Ярохвоста. Он молча смотрел в землю невидящими глазами. Потом Огонек перевел взгляд на предводительницу племени.
— Долго еще Синяя Звезда будет сидеть рядом с ним? — спросил он.
— Наверное, всю ночь, — ответил Клубок. — Ярохвост был ее глашатаем на протяжении многих лун. Она не хочет, чтобы он уходил слишком быстро. Он ведь был одним из лучших воинов. Конечно, он не был таким большим и сильным, как Коготь или Львиное Сердце, но он был умным и ловким воином.
Огонек посмотрел на Когтя, еще раз подивившись силе его мышц и отметив гордую посадку большой головы. На мощном теле этого воина были заметны следы боевых ранений. Одно ухо у него было рассечено надвое (в виде буквы "У"), широкий шрам грубой полосой шел по переносице.
Вдруг Коготь встал и направился к Горелому. Пестролистая склонилась над раненым учеником Когтя, зубами и передними лапами накладывая комочки паутины на его раненое плечо.
Огонек спросил Клубка:
— Что делает Пестролистая?
— Останавливает кровотечение. Похоже, рана глубокая. Кажется, Горелому туго пришлось. Он всегда был дерганым, но в таком состоянии я его еще не видел. Пошли посмотрим, не очнулся ли он.
Они направились мимо горюющих котов к тому месту, где лежал Горелый, и, усевшись на почтительном расстоянии, стали ждать, когда Коготь закончит разговор.
— Ну что, Пестролистая, — требовательно мяукнув, обратился он к целительнице. — Как он? Думаешь, тебе удастся его спасти? Я столько времени потратил на то, чтобы обучить его, и мне не хочется, чтобы мои труды пропали даром после первой же битвы.
Пестролистая, не сводя глаз с пациента, отвечала:
— Да, действительно обидно, если после стольких усилий вашего ученика убивают в первом же бою. Хм. — В ее тихом мелодичном мяуканье прозвучала едва заметная насмешка.
— Он выживет? — прямо спросил Коготь.
— Конечно. Но ему нужен покой.
Коготь фыркнул и посмотрел вниз, на неподвижное тело. Потом ткнул Горелого своим длинным когтем.
— Ну все. пошли. Давай вставай! Горелый не двигался.
— Глянь, какой у него коготь! — шепнул Огонек.
— Еще бы! — живо откликнулся Клубок. — Лично я не рискнул бы с ним подраться!
— Не торопись, Коготь. — Пестролистая положила свою лапу на острый коготь Когтя и отвела его в сторону. — Этот ученик должен по возможности полежать неподвижно, пока рана его не заживет. Если в угоду тебе он будет тут скакать, рана его откроется, а мы же этого не хотим, верно? Оставь его в покое.
Огонек почувствовал, что с ужасом ожидает ответной реакции Когтя. Не всякий кот, подумалось ему, осмелится приказывать такому сильному воину. Коготь замер и хотел было ответить, но Пестролистая язвительно продолжала:
— Надеюсь, Коготь, даже вы понимаете, что с целительницей лучше не спорить.
При этих словах черепаховой кошки глаза сурового воина вспыхнули.
— Я не смею спорить с тобой. Пестролистая. — проурчал он и повернулся, чтобы уйти, но тут заметил Клубка и Огонька.
— Кто это? — спросил он Клубка с высоты своего гигантского роста.
— Это новый ученик, — промяукал Клубок.
— Он пахнет как домашний, — фыркнул воин.
— Я был домашним котом, — смело ответил Огонек, — но собираюсь учиться на воина.
Коготь неожиданно посмотрел на него с интересом.
— Ах да. Теперь припоминаю. Синяя Звезда говорила что-то о том, что наткнулась на бродячего ручного котенка. И что, она решила-таки рискнуть и взять тебя?
Огонек сел поровнее и вытянулся в струнку, желая произвести хорошее впечатление на знаменитого воина.
— Да, это так, — почтительно мяукнул он. Коготь задумчиво посмотрел на него.
— Тогда я с интересом буду следить за твоими успехами. — И с этими словами Коготь ушел. Огонек горделиво выпятил грудь.
— Как думаешь, я ему понравился?
— По-моему, ему никто из учеников в принципе не может понравиться, — шепотом ответил Клубок.
В этот момент Горелый вздрогнул и пошевелил ушами.
— Он ушел? — тихо шепнул он.
— Кто? Коготь? — переспросил Клубок, подходя ближе. — Да, он ушел.
— Привет, — начал Огонек, решив, что пора представиться.
— Уходите оба! — прикрикнула на них Пестролистая. — Если вы все будете мешать, как я его вылечу?
Нетерпеливо помахивая хвостом, она загородила собой раненого.
Огонек понял, что она не шутит, хотя красивые глаза целительницы горели теплым желтым огнем.
— Пошли, Огонек, — мяукнул Клубок. — Я покажу тебе лагерь. Пока, Горелый!
И два кота направились осматривать лагерь.
Клубок напустил на себя важный вид. Видно было, как серьезно отнесся он к добровольно взятой на себя роли экскурсовода.
— Высокую Скалу ты уже видел, — сказал он, махнув хвостом в сторону высокой гладкой скалы. — Синяя Звезда всегда обращается к котам племени с этой скалы. А пещера ее — вот там. — Он указал носом на углубление в скале. — Много лун назад эту пещеру выдолбил водный поток.
Над входом в пещеру предводительницы свисали длинные плети лишайника, укрывая ее от ветра и дождя.
— А воины спят вон там, — продолжал Клубок.
Огонек подошел следом за ним к большому кусту, росшему в нескольких шагах от Высокой Скалы. Отсюда хорошо просматривался вход в лагерь — тоннель в зарослях утесника. Ветви куста свисали почти до самой земли, но Огонек все же разглядел под навесом из ветвей укромное место, где спали воины.
— Старшие воины спят ближе к центру, где теплее, — объяснял Клубок. — А вон у того крапивного куста они делят добычу. Молодые воины едят чуть подальше. Иногда младших воинов тоже приглашают разделить трапезу со старшими, и это большая честь.
— А как же остальные коты племени? — поинтересовался Огонек, дивясь традициям и ритуалам племени.
— Ну, королевы, когда они исполняют обязанности воинов, спят там же, где и все воины, но когда они ждут или выкармливают котят, тогда они живут в пещере рядом с детской. У старейшин тоже есть свой угол, на той стороне поляны. Пошли, покажу.
Огонек посеменил за Клубком через поляну, мимо тенистого участка, где находилась пещера Пестролистой. У поваленного ствола, утопавшего в пышной зелени, они остановились. Там, на зеленой травке, сидели четыре старых кота и смачно уплетали жирного кролика.
— Это небось Дымок и Горчица постарались, — шепнул Клубок. — Помимо прочих обязанностей, ученики должны добывать еду для старейшин.
— Привет, юноша, — обратился к Клубку старый кот.
— Привет, Безух, — мяукнул в ответ Клубок и почтительно склонил голову.
— А это, должно быть, наш новый ученик — Огонек! — промяукал второй кот. Он был весь темно-коричневый, а вместо хвоста торчал куцый огрызок.
— Вы правы, — отвечал Огонек, по примеру Клубка отвесив вежливый поклон.
— Я Куцехвост, — промурлыкал коричневый кот. — Добро пожаловать в наше племя.
— Вы ели? — промяукал Безух. Огонек и Клубок покачали головами.
— Ну так у нас на всех хватит. Дымок и Горчица становятся настоящими охотниками. Предложим молодежи мышку — ты не против, Кривуля?
Светло-серая королева-кошка, лежащая рядом с ним, покачала головой. Огонек заметил, что один глаз у нее был мутным и незрячим.
— А ты, Рябинка?
Еще одна старая кошка, вся в рыжих пятнышках, промяукала сиплым от старости голосом:
— Конечно нет.
— Спасибо, — мяукнул Клубок. Он шагнул вперед и вытянул из кучи еды крупную мышь. Бросив ее под ноги Огоньку, спросил:
— Ты когда-нибудь пробовал мышь?
— Нет, — честно признался Огонек. Теплые запахи, поднимавшиеся от кошачьей добычи, почему-то взволновали его. Он задрожал всем телом, предвкушая, как впервые в жизни будет есть настоящую еду наравне с другими котами племени.
— Тогда тебе первому кусать. Только мне оставь! — Клубок нагнул голову и отступил, пропуская Огонька вперед.
Огонек склонился над мышью и откусил большой кусок. Он оказался сочным и нежным напоенным запахами леса.
— Ну как? — спросил Клубок.
— Ошень вкуш-шно! — пробубнил Огонек с набитым ртом.
— Тогда подвинься, — мяукнул Клубок.
Он подошел ближе, наклонился и тоже откусил кусок от мыши.
Пока ученики ели, старейшины вели беседу.
— Скоро ли Синяя Звезда назначит нового глашатая? — спросил Безух.
— Что ты сказал, Безух? — мяукнула Кривуля.
— Мало того что ты не видишь ничего, теперь ты еще и оглохла! — огрызнулся Безух. — Я говорю, скоро ли Синяя Звезда назначит нового глашатая.
Кривуля пропустила грубый ответ мимо ушей и обратилась к пятнистой королеве-кошке:
— Рябинка, помнишь тот день — много лун назад — когда Синюю Звезду саму назначили глашатаем?
Рябинка оживилась:
— Да-да! Это случилось вскоре после того, как она потеряла своих котят.
— Тяжело ей будет назначить нового глашатая, — заметил Безух. — Ярохвост верой и правдой служил ей много лун. Но ей придется поторопиться с выбором. По обычаям племени, после смерти глашатая новый должен быть назначен не позже, чем луна взойдет на свою вершину.
— По крайней мере, сейчас совершенно ясно, кого она выберет, — мяукнул Куцехвост.
Огонек поднял голову и оглядел поляну. Кого имеет в виду Куцехвост? Для Огонька все воины были равны — каждый из них в его глазах был достоин стать глашатаем. Но скорее всего, Куцехвост говорит о Когте — ведь это он отомстил за смерть Ярохвоста.
Коготь сидел чуть поодаль и, навострив уши, внимательно прислушивался к разговору старейшин.
Когда Огонек облизывал усы после вкусной мыши, с Высокой Скалы послышался голос Синей Звезды. Тело Ярохвоста все еще лежало посреди поляны, у подножия скалы, и в наступающих сумерках казалось тускло-серым.
— Нужно назначить нового глашатая, — мяукнула предводительница. — Но сначала давайте поблагодарим Звездное племя за нашего Ярохвоста. Сегодня ночью он займет свое место среди звезд рядом со своими друзьями воинами.
В наступившей тишине все коты посмотрели на небо, которое начало меркнуть: близился вечер.
— А сейчас я назову имя нового глашатая Грозового племени, — продолжала Синяя Звезда. — Я произнесу это имя над телом Ярохвоста, чтобы его дух услышал меня и одобрил мое решение.
Огонек посмотрел на Когтя. Он заметил, с каким алчным блеском в желтых глазах смотрит воин на вершину Высокой Скалы.
— Львиное Сердце, — промяукала Синяя Звезда, — будет новым глашатаем Грозового племени.
Огоньку было интересно, как эту новость воспримет Коготь. Но доблестный воин с мрачным лицом сразу же кинулся поздравлять львиное Сердце и, видимо от души, так толкнул его, что золотистый гигант едва устоял на ногах.
— Почему она не сделала глашатаем Когтя? — шепотом спросил Огонек у Клубка.
— Наверно, потому, что Львиное Сердце раньше стал воином и у него больше опыта, — пробормотал Клубок, все еще глядя вверх, на Синюю Звезду. Синяя Звезда снова заговорила:
— Ярохвост был учителем юного Дымка. Поскольку в обучении будущих воинов нельзя делать перерыва, я сразу же назначу ему нового наставника. Темно-полосатый, ты уже готов принять ученика, поэтому будешь наставником Дымка. У тебя был хороший учитель — Коготь, и я надеюсь, ты сможешь передать полученный опыт своему ученику.
Молодой полосатый воин, напыжась от гордости, важно кивнул, выражая свое согласие. Потом подошел к Дымку, нагнулся и неловко ткнулся носом в розовый носик ученика. Дымок почтительно завилял хвостом, но смотрел печально — он все еще грустил о погибшем учителе.
Синяя Звезда еще раз обратилась к племени, речь ее звучала грустно и торжественно.
— Сегодня ночью я буду нести почетный караул у тела Ярохвоста, а на рассвете мы его зароем. Она спрыгнула с Высокой Скалы и легла рядом с телом Ярохвоста. Многие коты последовали ее примеру, в их числе Дымок и Безух.
— Может, нам тоже пойти к ним? — подумал вслух Огонек. Честно говоря, ему не очень-то хотелось. День был и без того полон событий, и он уже начал уставать. Больше всего ему сейчас хотелось найти какое-нибудь теплое укромное местечко, свернуться и заснуть.
Клубок потряс головой:
— Нет, только близко знавшие Ярохвоста проведут с ним последнюю ночь. Я покажу тебе, где мы спим. Пещера учеников вон там.
Огонек побрел за Клубком к пышным зарослям папоротника, листья которого нависали над широким замшелым пнем.
— У этого пня делят добычу ученики, — сообщил Клубок.
— А сколько всего учеников? — поинтересовался Огонек.
— Не так много, как обычно: только мы с тобой, Горелый, Дымок да Горчица.
Пока Клубок и Огонек устраивались у пня, из папоротников осторожно вышла юная кошечка. Шерсть ее была рыжей, почти как у Огонька, но не такая яркая и с едва заметными коричневатыми полосками.
— А вот и новый ученик пожаловал! — промяукала она, сощуривая глаза.
— Привет, — мяукнул Огонек. Молодая кошка принюхалась.
— От него пахнет, как от ручного! Уж не хотите ли вы сказать, что мне придется спать в одном гнезде с таким вонючим созданием!
Огонек опешил. С тех пор как он подрался с Долгохвостом, все коты относились к нему дружелюбно. «Может, — подумал он, — известие Горелого так на них подействовало…»
— Прости, пожалуйста, Горчицу, — стал извиняться Клубок. — Ума не приложу, что на нее нашло: мехом, что ли, подавилась. Она вообще-то не вредная.
— Вот еще! — сердито зашипела Горчица.
— Спокойнее, молодежь, — раздался низкий голос Бурана. — Горчица! Вот уж не ожидал я, что моя ученица окажется такой грубиянкой. Так новичка не встречают. Горчица гордо подняла голову.
— Прости меня, Буран, — промурлыкала она, но по всему было видно, что она ничуть не раскаивается. — Вот уж не ожидала, что мне придется учиться вместе с ручным котиком!
— Думаю, ты к этому привыкнешь, Горчица, — мягко промяукал Буран. — А сейчас уже поздно, завтра занятия начнутся рано утром. Вам всем троим нужно поспать.
Он строго посмотрел на Горчицу, та послушно кивнула. Когда учитель удалился, она развернулась и поспешила скрыться за кустами папоротника, по пути демонстративно воротя нос от Огонька.
Махнув хвостом, Клубок велел другу не отставать и двинулся следом за Горчицей. Земля в спальне была выложена мягким мхом, бледный свет луны окрашивал все вокруг в сине-зеленые тона. Здесь было теплее, чем снаружи, и приятно пахло папоротником.
— Где я буду спать? — спросил Огонек.
— Где угодно, только не рядом со мной! — фыркнула Горчица, подгребая к себе лапой мох.
Клубок и Огонек переглянулись, но ничего не сказали. Огонек подгреб к себе когтями побольше мха. Сделав уютное гнездышко, он свернулся, улегся поудобнее и затих, чувствуя, как приятная нега разливается по всему усталому телу. Это его дом. Коты Грозового племени приняли его в свою большую семью. Теперь он — один из котов этого племени.

0

6

Глава V

— Эй, Огонек, просыпайся! — услышал он сквозь сон мяуканье Клубка. Во сне он гнался за белкой, взбираясь все выше и выше, и уже почти долез до вершины могучего дуба.
— Занятия начинаются на рассвете. Дымок и Горчица уже встали, — добавил Клубок.
Огонек сонно потянулся, потом вспомнил: сегодня — первый день его ученичества. Он вскочил на лапы. Сон мигом слетел с него — теперь каждая жилка в нем радостно звенела от волнения.
Клубок старательно умывался. Но время от времени он переставал облизываться и вот что успел сообщить:
— Я только что поговорил с Львиным Сердцем. Горелый не будет учиться с нами, пока рана не затянется. Он, вероятно, полежит день другой в пещере у Пестролистой. Дымок и Горчица ушли на охотничье задание. Поэтому Львиное Сердце решил, что с сегодняшнего утра мы с тобой будем учиться у него и Когтя. Надо поторопиться, — добавил он. — Они нас ждут!
Клубок повел Огонька к воротам лагеря. Поднявшись по извилистой тропе, они вышли на каменистую равнину. В вышине неслись куда-то по небу легкие белые облака. Внутри Огонька все клокотало от счастья, когда вслед за Клубком он сбежал по зеленому склону в песчаный овражек.
Коготь и Львиное Сердце и правда ждали, сидя на расстоянии нескольких хвостов друг от друга на теплом от солнца песке.
— Надеюсь, в следующий раз вы оба будете пунктуальнее, — прорычал Коготь.
— Не будь слишком строг, Коготь, прошлая ночь была трудной. Думаю, они устали, — нежно мяукнул Львиное Сердце. — Тебе, Огонек, еще не дали наставника, — продолжал он. — Так что пока мы с Когтем на пару будем заниматься твоим воспитанием.
Огонек радостно кивнул, подняв хвост трубой, не в силах скрыть своего восторга оттого, что его будут обучать такие выдающиеся воины.
— Пошли, — нетерпеливо промяукал Коготь. — Сегодня мы покажем тебе границы нашей территории, чтобы ты знал, где будешь охотиться и что охранять. А тебе. Клубок, тоже не помешает лишний раз вспомнить, где проходит граница территории племени. Не говоря ни слова. Коготь одним прыжком выскочил из песчаного овражка. Львиное Сердце кивнул Клубку — они так же быстро рванули следом и тоже выскочили наверх, на зеленую кромку. Огонек поспешил следом за ними, царапая песок, ускользающий из-под лап.
Лес на этом участке был густой, могучие дубы раскинули свои кроны над тонкими березами и ясенями. Внизу под деревьями лежал густой ковер из палых шуршащих под лапами листьев. Коготь остановился ненадолго, чтобы пометить своим запахом густую поросль папоротника. Остальные ждали его поодаль.
— Здесь проходит тропа Двуногих, — промурлыкал Львиное Сердце. — Принюхайся, Огонек. Чуешь что-нибудь? Огонек втянул носом воздух. Да, чувствовался слабый запах Двуногого и — посильнее — запах собаки, знакомый ему по прежнему месту обитания — дому.
— Какой-то Двуногий проходил здесь со своей собакой, но они давно уже ушли, — промяукал он.
— Отлично, — мяукнул Львиное Сердце. — Думаешь, мы можем перебежать?
Огонек вновь принюхался. Запахи были слабыми и, похоже, другие, более свежие лесные запахи успели их перебить.
— Да — ответил он. Коготь кивнул, и четыре кота выскочили из-за папоротников и по острым камням пересекли узкую тропу Двуногих. По ту сторону тропы росли сосны. И там один за другим шли ряды высоких, стройных желтых стволов, сложенных штабелями. Здесь нужно было идти не переговариваясь. Подстилка под лапами представляла собой множество слоев сухих хвоинок. Она была колкой, но приятно пружинила под лапами. Здесь не было подлеска, в котором можно спрятаться, и Огонек почувствовал, что его спутники — коты нервничают оттого, что приходится незащищенными проходить меж древесных стволов.
— Эти деревья оставили здесь Двуногие, — пояснил Коготь. — Они срезают их с помощью ужасных, дурно пахнущих созданий, плюющихся дымом так, что можно ослепнуть, а потом оттаскивают поваленные деревья в древорезку — она находится недалеко отсюда.
Огонек остановился и стал слушать, не раздастся ли вдали рев древорезки.
— Древорезка будет молчать еще несколько лун, пока не придет сезон зеленых листьев, — объяснил Клубок, заметив, что товарищ его прислушивается.
И коты тихо продолжали путь по сосновому бору.
— Вон там находится жилье Двуногих, — промяукал Коготь, махнул своим пышным хвостом направо. — Не сомневаюсь, что ты чувствуешь запах, Огонек. Но нам туда не надо — сегодня мы пойдем другим путем.
В конце концов они вышли к другой тропе Двуногих, идущей по краю соснового бора. Они быстро пересекли тропу и нырнули в спасительные густые заросли соснового леса, начинавшегося за тропой. Но Огоньку казалось, что его спутники все равно чем-то встревожены.
— Мы приближаемся к территории Речного племени, — шепнул Клубок.
— Вон там — Солнечные Скалы. — и он вытянул мордочку в сторону безлесного холма, — он представлял собой большую кучу гладких валунов.
Шерсть на загривке Огонька вздыбилась. Так вот где погиб Ярохвост!
Львиное Сердце остановился около большого и плоского серого камня.
— Здесь проходит граница между территориями Грозового племени и Речного. Речное племя распоряжается охотничьими угодьями за большой рекой, — промяукал он. — Вдохни побольше воздуха, Огонек.
Резкий запах незнакомых котов защекотал верхнее небо Огонька. Странно, до чего же этот запах не похож на теплые кошачьи запахи лагеря Грозового племени. И еще он подивился тому, что запахи Грозового племени кажутся ему теперь родными и знакомыми.
— Это запах Речного племени, — прорычал над его ухом Коготь. — Хорошенько его запомни. На границе он еще усилится, потому что их воины помечают деревья. С этими словами темный гигант поднял свой хвост и сам оставил пахучий след на камне.
— Мы двинемся вдоль границы — она подходит вплотную к Четверику, — мяукнул Львиное Сердце.
Он быстро побежал куда-то за Солнечные Скалы, за ним помчался Коготь.
— Что такое Четверик? — задыхаясь, на бегу спросил Огонек.
— Это место, где сходятся территории всех четырех кошачьих племен. Там растут четыре дуба — старых, как предания…
— Тихо! — приказал Коготь. — Не забывайте, что мы подошли вплотную к вражеской территории! Оба ученика замолчали, и Огонек постарался идти тихо и ни о чем не спрашивать. Они перешли через неглубокий ручей, прыгая с камня на камень, чтобы не замочить лап.
Когда они добрались до Четверика, Огонек был почти без сил, он тяжело дышал и лапы его болели. Он не привык к дальним походам, тем более в таком быстром темпе. Поэтому он обрадовался, когда Львиное Сердце и Коготь вывели их из чаши леса и остановились над обрывом, поросшим кустарником.
Солнце теперь стояло высоко. Небо было безоблачным, и ветер стих. Внизу, залитые солнцем, стояли четыре гигантских дуба, их темно-зеленые кроны достигали края обрыва.
— Клубок уже говорил тебе, — промяукал Львиное Сердце, — что это Четверик — четыре дерева, растущие в том месте, где сходятся территории всех четырех племен. Племя Ветра правит на возвышенности, что прямо перед нами, — за ней садится солнце. Сегодня ты не сможешь почувствовать их запаха — ветер дует в их сторону. Но очень скоро ты его узнаешь.
— А Сумрачное племя властвует вон там — в самой глухой и темной части леса, — добавил Клубок, кивком головы указывая направление. — Старейшины говорят, что холодные ветры, дующие с севера, проносясь над котами этого племени, выстудили их сердца.
— Как много племен! — воскликнул Огонек. «И как хорошо они организованы», — добавил он про себя, припомнив россказни Чумазика о диких котах, наводящих ужас на лесных обитателей.
— Теперь ты понимаешь, почему добыча имеет для нас такую ценность, — промяукал Львиное Сердце.
— Почему мы стараемся уберечь от врага хотя бы то малое, что у нас есть.
— Но вообще-то это выглядит глупо! Почему бы котам разных племен не объединить свои охотничьи территории — можно же охотиться вместе и не драться друг с другом? — осмелев, предположил Огонек.
Слова его были встречены глубоким молчанием. Первым ответил Коготь:
— Это обманчивая мысль, домашний котенок.
— Не будь к нему слишком суров, Коготь, — предупредил Львиное Сердце.
— Обычаи племени слишком непривычны для этого ученика. Потом он посмотрел на Огонька.
— Ты говоришь то, что думаешь, юноша. Когда-нибудь, когда ты станешь воином, это пойдет тебе на пользу.
Коготь зарычал:
— Или в самый разгар сражения превратит его в ручную киску.
Львиное Сердце бросил косой взгляд на Когтя, затем продолжил объяснение:
— Четыре племени, действительно, мирно сходятся на Совет, который бывает один раз в луну. Вон там, — он кивнул на четыре дуба, росших под обрывом, — они и встречаются. Перемирие длится ровно столько времени, сколько сияет луна.
— Тогда, значит, скоро они опять соберутся? — спросил Огонек, вспомнив, как ярко светила луна прошлой ночью.
— Да, ты угадал! — отвечал Львиное Сердце, дивясь сообразительности ученика. — А если быть точным, то сегодня ночью. Собрания эти очень нужны, потому что дают возможность всем племенам хотя бы одну ночь провести мирно. Но ты должен понимать, что долговременный союз принесет больше вреда, чем пользы.
— Только верность нашему племени делает нас сильными, — поддержал его Коготь. — Если верность одного ослабевает, тогда всем нам труднее выжить!
Огонек кивнул.
— Понимаю, — мяукнул он.
— Пошли, — скомандовал Львиное Сердце, поднимаясь. — Мы и так здесь задержались.
Они пошли по краю долины, где росли четыре дуба. Теперь солнце, постепенно идущее на закат, светило им в затылок. Добравшись до ручья, они нашли место, где он сужался настолько, что через него легко можно было перепрыгнуть. Что они и сделали.
Огонек принюхался. Новый кошачий запах защекотал его ноздри — запах был сильный и неприятный.
— Что это за племя? — спросил он.
— Сумрачное племя, — мрачно ответил Коготь. — Мы идем вдоль их границы. Попридержи язык, Огонек. Свежий запах означает, что дозорные Сумрачного племени где-то поблизости.
Огонек кивнул и тут же услышал странный звук. Он замер, но другие коты шли прямо на это подозрительное урчание.
Он вприпрыжку принялся догонять своих спутников и поинтересовался:
— Что это?
— Сейчас увидишь, — ответил Львиное Сердце.
Огонек всматривался в даль между деревьев. Стволы поредели, стали тоньше, меж стволами появились просветы.
— Там что, лес кончается? — спросил он.
Потом остановился и как следует принюхался. Ароматы леса уступили место другим, странным и отталкивающим запахам. На этот раз пахло не котами, а чем-то, смутно напоминающим его прежний дом, где жили Двуногие. Урчание становилось все громче — теперь это был непрерывный рев, от которого дрожала земля и закладывало уши.
— Это Гремящая Тропа, — сообщил Коготь.
Львиное Сердце подвел всех к опушке леса. Там он остановился, сел, и все четыре кота смогли оглядеться.
Огонек увидел серую твердую тропу, похожую на реку, идущую напролом через лес. Она была такой широкой, что деревья у противоположного ее края казались совсем крошечными и очертания их терялись в дымке. Огонек поморщился — от тропы исходил горький запах. В следующий миг он отпрянул, шерсть его стала дыбом — мимо с рычанием пронеслось гигантское чудище. Ветви деревьев у края тропы бешено захлопали — вслед за чудищем пронесся сильнейший поток ветра. Огонек от удивления даже слов не мог подобрать — он только сидел и смотрел на других котов круглыми глазами. Конечно, он видел похожие тропы рядом со своим прежним домом у Двуногих, но они были гораздо меньше, к тому же там не было таких свирепых и проворных чудищ.
— Я в первый раз тоже испугался. — заметил Клубок. — Но, в конце концов, эта штука мешает воинам Сумрачного племени заходить на нашу территорию. Гремящая Тропа намного шагов протянулась вдоль нашей границы, а они боятся переходить ее. И не волнуйся, эти чудища, похоже, никогда не сходят со своей тропы. С тобой ничего не случится, если не будешь подходить слишком близко.
— Пора возвращаться в лагерь, — промяукал Львиное Сердце. — Теперь ты знаешь все границы нашей территории. Только мы стараемся не заходить на Змеиные Скалы, даже несмотря на то, что окольный путь дольше. Неподготовленный ученик может стать легкой добычей для гадюки, к тому же, сдается мне, ты притомился ходить с нами, Огонек. Огонек и правда вздохнул с облегчением при мысли о том, что они возвращаются в лагерь. У него голова шла кругом от всех этих новых запахов и мест, и Львиное Сердце был прав: он действительно устал и проголодался. Коты повернулись к Гремящей Тропе спиной и пустились в обратный путь, и Огонек шел бок о бок с Клубком.
Когда Огонек спускался по узкой тропе, ведущей к входу в лагерь Грозового племени, в воздухе приятно пахло вечерней свежестью. Им оставили свежую еду. Огонек и Клубок взяли свою долю из общей кучи, что лежала в тенистом уголке оврага, и отнесли еду к замшелому пню у своей пещеры.
Дымок и Горчица уже сидели у кормушки и чавкали вовсю.
— Привет, кис-кис, — промяукал Дымок, презрительно щурясь, — ешь, не стесняйся — мы тебя угощаем.
— Кто знает, может, когда-нибудь ты и сам сможешь что-нибудь поймать! — захихикала Горчица.
— У вас что, у обоих сегодня было охотничье задание? — спросил Клубок как бы невзначай. — Ну да ладно. А мы, между прочим, обходили дозором наши границы. Кстати, можем сообщить вам приятную новость: все спокойно.
— Представляю, как чужие коты испугались вас обоих! — взвыл Дымок.
— Они даже носа не смели высунуть, — в тон ему отвечал Клубок, хотя было видно, что он сердится.
— Хорошо, мы их сегодня ночью об этом спросим, когда встретимся на Совете племен, — мяукнула Горчица.
— А вы пойдете? — Хоть Огонек и заметил, что ученики настроены враждебно, любопытство пересилило.
— Разумеется, — свысока отвечал Дымок. — Это нужно заслужить, понимаешь ли. Но ты не беспокойся, мы тебе утром все расскажем. Клубок сделал вид, что не слышал наглой похвальбы, и принялся за еду. Огонек очень проголодался и тоже решил поесть. Но, склонившись над добычей, никак не мог отогнать от себя смутное и неприятное чувство: он завидовал тому, что Дымок и Горчица пойдут сегодня ночью на Совет племен. Вдруг раздался громкий призывный крик Синей Звезды, и Огонек поднял голову. Он увидел, что несколько воинов племени и старейшины собрались на поляне. Пришло время представителям племени отправляться на Совет. Дымок и Горчица вскинулись и вприпрыжку побежали догонять других котов.
— Пока, ребятки, — обернувшись на бегу, крикнула Горчица. — Не скучайте!
Кошачья делегация, выстроившись в ряд, важно прошествовала к воротам лагеря. Возглавляла процессию Синяя Звезда. Мех ее серебрился в лунном свете, она казалась спокойной и уверенной — предстояло краткое перемирие с заклятыми врагами.
— А ты хоть раз был на Совете? — с надеждой спросил Огонек у Клубка.
— Нет еще, — отвечал Клубок, вгрызаясь в мышиную кость. — Но скоро буду, вот увидишь. Все ученики туда попадают, когда приходит пора.
И оба замолчали, доедая пищу. Когда с едой было покончено, Клубок подошел к Огоньку и лизнул его в лоб. Они помогли друг другу умыться — Огонек вспомнил, что именно этим занимались другие коты, когда он впервые пришел в лагерь. Потом, усталые после дальнего похода, они пошли в пещеру и, свернувшись на мягкой моховой подстилке, не заметили, как уснули.
На следующее утро Клубок и Огонек пришли к песчаной яме загодя. Они очень осторожно выбрались из пещеры — Горчица и Дымок еще спали. Огоньку не терпелось услышать о том, что было на Совете, но Клубок потянул его за собой.
— Еще наслушаешься, я этих болтунов хорошо знаю, — мяукнул он.
День обещал быть теплым.
На этот раз к ним присоединился Горелый. Благодаря заботам Пестролистой рана его быстро заживала.
Клубок придумал себе развлечение: он подбрасывал в воздух опавшие листья и гонялся за ними. Огонек смотрел, как он играет, и хвост его подрагивал от удовольствия. Горелый же сидел в сторонке, и вид у него был несчастный и озабоченный.
— Выше нос, Горелый! — попытался подбодрить его Клубок. — Я знаю, ты не любишь учиться, но не стоит так уж страдать! Запах Львиного Сердца и Когтя предупредил учеников о том, что к ним идут наставники, и Горелый, торопясь, замяукал:
— Думаю, я просто волнуюсь оттого, что плечо опять разболелось.
В этот момент из кустов вышел Коготь, за ним след в след шел Львиное Сердце.
— Воины должны молча переносить страдания, — прорычал Коготь и пристально посмотрел в глаза Горелому. — Ты должен понимать, что иногда лучше промолчать.
Горелый вздрогнул и отвел взгляд.
— Что-то Коготь сегодня не в духе, — шепнул Клубок на ухо Огоньку.
Львиное Сердце строго посмотрел на своего ученика, а потом объявил:
— Сегодня мы будем отрабатывать выслеживание добычи. Итак, есть разница между тем, как вы крадетесь за кроликом и как караулите мышь. Кто из вас может сказать мне, в чем она заключается?
Огонек подумал, но ничего не приходило в голову, а Горелый, похоже, принял слова Когтя слишком близко к сердцу и боялся рот раскрыть.
— Ну давайте же! — нетерпеливо фыркнул Коготь. Ответил Клубок.
— В том, что кролик сначала учует тебя, а потом уже увидит, а мышь сначала услышит твои шаги, а потом только сможет учуять.
— Молодец Клубок! Так о чем не нужно забывать, когда охотишься на мышь?
— Осторожно ступать? — предположил Огонек. Львиное Сердце посмотрел на него с одобрением.
— Правильно, Огонек. Следует по возможности переносить весь свой вес на бедра, чтобы ступать как можно тише. Давайте попробуем!
Огонек смотрел, как Клубок и Горелый как по команде приникли к земле и стали медленно и осторожно перебирать лапами, словно подкрадываясь к невидимой мыши.
— Хорошо идешь, Клубок! — мяукнул Львиное Сердце.
— Зад держи ниже, Горелый, а то ты похож на утку! — зашипел Коготь. — А теперь ты попробуй, Огонек!
Огонек приник к земле и согнул лапы. Он почувствовал, что инстинктивно принял правильную позу, и, когда шагнул вперед так тихо и осторожно, как только мог, почувствовал прилив гордости оттого, что мышцы оказались такими послушными.
— Сразу видно неженку! — прорычал Коготь. — Ты двигаешься, как неуклюжий дрессированный зверек! Ты что, думаешь, обед сам кинется к тебе в миску и будет ждать, пока ты его съешь?
Пока Коготь говорил, Огонек быстро поднялся. Честно говоря, он был слегка ошарашен резким замечанием. Он внимательно слушал, что скажет ему воин — если его научат, он все сделает правильно.
— Резвость — дело наживное, он скоро этому научится. Но смотри, как прекрасно он переносит вес с одной лапы на другую — совсем неслышно! — мягко заметил Львиное Сердце.
— И конечно, у него получается лучше, чем у Горелого, — тут же отметил Коготь.
Он презрительно повел носом в сторону черного котика:
— Даже после двух лун тренировки ты все еще заваливаешься на левый бок.
Вид у Горелого стал совсем несчастный, и Огонек не удержался и выкрикнул:
— Ему рана мешает, вот почему! Коготь резко повернул голову и пристально посмотрел на Огонька.
— Раны — это неотъемлемая часть жизни. Он должен был приспособиться. Даже ты. Огонек, за сегодняшнее утро кое-чему научился. Если бы Горелый так же схватывал все на лету, как ты, он был бы мне опорой, а не обузой. Эх, ты! — сердито зашипел он, обращаясь к своему ученику. — Какой-то ручной котенок и тот все делает лучше тебя!
Огонек поежился: ему стало неловко. Чтобы не встретиться взглядом с Горелым, он предпочел смотреть на лапы.
— Смотрите на меня — я хромаю, как одноногий барсук! — мяукнул Клубок и смешно заковылял по поляне.
— Я собираюсь поймать много-много глупых мышей. Им от меня не уйти. Вот я сейчас доберусь до них, усядусь и буду сидеть, пока они не сдадутся.
— Посерьезней, юноша. Сейчас не время для шуточек! — строго промяукал Львиное Сердце.
— Может быть, вам стоит отработать крадущийся шаг на реальной добыче? Это поможет вам лучше сосредоточиться. Все три ученика просияли.
— Я хочу, чтобы каждый из вас поймал настоящую добычу, — промяукал Львиное Сердце.
— Горелый, ты поищешь около Совиного Дерева. Ты, Клубок, проверь, нет ли чего под тем ежевичным кустом. А ты, Огонек, ступай по следу кролика — за холмом есть сухой овражек. Там и поищи.
Ученики обрадовались и сразу же кинулись выполнять задание, даже Горелый проявил удивительную для больного прыть.
Ничего не слыша от волнения, Огонек приник к земле и стал осторожно взбираться на холм. И действительно, с вершины холма он увидел, что земля под деревьями словно треснула: весной здесь бурлили талые воды, а сейчас ручей пересох. Он подумал, что осенью здесь соберется дождевая вода, которая потом вольется в большую реку, проходящую по территории Речного племени.
Огонек стал осторожно спускаться по склону, пока не ступил на песчаное дно. Все чувства его были обострены до предела. Он молча осмотрел дно оврага, надеясь отыскать признаки жизни. Он готов был уловить малейшее движение и даже открыл рот, чтобы лучше учуять самые легкие запахи. Уши он наставил вперед и чутко улавливал все звуки.
И тогда Огонек почуял мышь. Он сразу же узнал этот запах, вспомнив, как пахла вчерашняя пища, и ощутил небывалый прилив сил. Но оставался неподвижен, стараясь поточнее определить местонахождение добычи. Огонек чуть развернул ушки и наконец уловил учащенное биение крошечного мышиного сердца. Потом он краем глаза заметил мелькнувшее желто-коричневое пятнышко. Мышка бежала по траве, росшей по краю песчаного русла. Огонек стал подбираться ближе, не забывая переносить центр тяжести на бедра, пока не оказался на расстоянии, удобном для прыжка. Тогда он резко подался назад, напружинил задние лапы и прыгнул, взметнув позади фонтанчики песка. Мышь пустилась наутек. Но Огонек оказался проворнее. Он поддел ее лапой и подбросил в воздух — она упала на песчаное дно и снова побежала. Он быстро прикончил ее, один раз куснув острыми зубами. Огонек осторожно ухватил теплое мышиное тельце зубами и, гордо подняв хвост, вернулся к песчаной яме, где его ждали Коготь и Львиное Сердце. Он в первый раз возвращался с охоты с добычей. Теперь он вправе называть себя учеником воинов Грозового племени.

0

7

Глава VI

Рано утром Огонек шел по залитому солнечными лучами лесу — он вышел на охоту. Две луны сменились с тех пор, как он начал обучаться воинскому искусству. За это время он вполне освоился и чувствовал себя в лесу как дома. Все чувства, необходимые для лесной жизни, за это время обострились и развились.
Огонек остановился и принюхался к запаху земли и тех слепых существ, которые двигались в ее глубине — в норах. Он уловил запах Двуногого — тот проходил здесь совсем недавно. Лето было в разгаре, ветви густо опушились листвой, и под буро-зеленым лиственным ковром возились мелкие создания.
Огонек осторожно шел меж деревьев, готовый в любую минуту учуять запах, по которому можно будет выследить легкую добычу. Сегодня ему в первый раз доверили самостоятельное задание. Он собирался справиться с ним как можно лучше, даже если его задание состояло лишь в том, чтобы принести в свое племя свежую еду.
Он спустился к ручью, через который он однажды уже переходил, когда его впервые водили осматривать охотничьи угодья племени. Поток булькал и плескался, сбегая под уклон по круглым гладким камешкам. Огонек ненадолго остановился полакать холодной чистой воды, потом поднял голову и снова понюхал воздух в надежде учуять съедобный запах.
В воздухе висел тяжелый неприятный запах лисы. Запах был несвежий — лиса, наверно, пила из ручья еще днем. Огонек узнал этот запах: впервые он учуял его, когда первый раз попал в лес. Львиное Сердце потом объяснил ему, что это лисий запах, но как выглядит лиса, он до сих пор толком не знал — тогда он успел заметить лишь мелькнувший за кустами алый хвост.
Он попытался отвлечься от лисьего запаха и сосредоточиться на запахе добычи. Неожиданно усы его встали торчком — он почуял теплое биение крови живого существа — это полевка устраивала себе гнездо.
Через миг он увидел ее. Коричневая толстушка сновала вдоль кромки воды, собирая стебельки. У Огонька аж слюнки потекли. В последний раз он ел много часов назад, но он не осмелится поймать что-нибудь для себя, пока не принесет еду для племени. Он помнил слова, которые неустанно повторяли Львиное Сердце и Коготь: «Первым делом — накормить племя».
Прижавшись к земле, Огонек стал подбираться к зверьку. Густая влажная трава щекотала его рыжее брюшко. Он подполз ближе, не спуская глаз с добычи. Вот он совсем рядом. Еще секунда — и можно прыгнуть…
Вдруг папоротник позади него громко затрещал. Полевка повела ушками и юркнула в норку.
Огонек возмутился — шерсть на его спине стала дыбом. Тот, кто посмел спугнуть его добычу, поплатится за это, кто бы он ни был. Он потянул носом воздух. С уверенностью можно было сказать одно: это был кот. Вот только к какому из племен он принадлежит, оставалось загадкой: противный лисий запах все еще забивал все вокруг. Низко заурчав, он стал разворачиваться, делая широкий круг. Прижав уши и широко раскрыв глаза, он ждал малейшего движения. В кустах опять послышался хруст. На этот раз он был громче, ближе к краю. Огонек подобрался поближе. Он увидел, что верхушки папоротника колышугся, но за густыми ветками врага было не разглядеть. Вот громко хрустнула под лапой ветка. «Судя по звуку, он большой», — подумал Огонек, приготовившись к жестокой битве.
Он прыгнул к стоящему рядом ясеню, быстро и бесшумно вскарабкался на нижнюю ветку, свисающую к земле. Невидимый противник подходил все ближе и ближе. Огонек затаил дыхание, выжидая, как вдруг, раздвигая в стороны папоротники, вышло нечто большое и серое. Из горла Огонька вырвался боевой клич. Выставив когти, он прыгнул на врага и приземлился точно на крепкие мускулистые плечи. Вонзив в противника острые, как шипы, когти он приготовился изо всех сил куснуть того для острастки.
— Ай! Что это? — Неведомое существо под ним подпрыгнуло, а вместе с ним и нападавший.
— Ой! Клубок? Огонек узнал удивленный голос друга и учуял наконец знакомый запах, но в пылу атаки не мог сразу ослабить хватку.
— Засада! Мур-мяу! — шипел Клубок, еще не понимая, что вцепился ему в холку не кто иной, как Огонек. Он снова и снова пытался перекувырнуться, чтобы сбросить с себя противника.
— Уф-ф! — Огонек вместе с ним катался по земле, почти распластавшись под тяжестью друга.
— Это я, Огонек! — выл он.
Наконец ему удалось втянуть когти и отцепиться. Откатившись в сторону, он вскочил на все четыре лапы и встряхнулся — по шерстке его прокатились волны, от головы до кончика хвоста.
— Клубок! Это я, — повторил он. — Я думал, это чужой. Клубок поднялся на ноги. Он моргнул и отряхнулся.
— Похоже на то! — проворчал он, поворачивая голову, чтобы зализать исколотые плечи. Ты меня всего чуть на клочки не разорвал!
— Прости, — пробормотал Огонек. — Но что мне еще оставалось делать, когда ты прямо на меня полез!
— Ничего я не лез! — возмутился Клубок, сделав большие глаза. — Я незаметно подкрадывался.
— Незаметно? Да ты топал, как кривобокий барсук! — насмешливо заметил Огонек и игриво прижал уши.
Клубок зашипел от удовольствия:
— За кривобокого ответишь!
И оба кота сцепились и стали кататься по траве, как будто дрались по-настоящему. Клубок в шутку ударил друга увесистой лапой — у юного ученика искры из глаз посыпались.
— У-уф! — Огонек потряс головой, чтобы привести мысли в порядок, и предпринял контратаку.
Он успел пару раз стукнуть противника, прежде чем Клубок, который оказался сильнее, поверг его наземь. Огонек обмяк и больше не сопротивлялся.
— Ты слишком быстро сдался! — промяукал Клубок, разжимая зубы.
И как только он это сделал, Огонек вскочил на лапы, накинулся на противника сзади, и Клубок свалился в кусты. Огонек прыгнул следом за ним и пригвоздил его к земле.
— Главное для воина — застать противника врасплох, — проворчал он, повторяя любимую поговорку Львиного Сердца. Затем Огонек проворно отскочил в сторону и стал кататься по лиственной подстилке, наслаждаясь своей победой и чувствуя спинкой приятное тепло, исходящее от земли.
Клубка, казалось, ничуть не смутило что вот уже второй раз за день он потерпел поражение День был слишком хорош, чтобы дуться.
— Как твое задание? — поинтересовался он. Огонек сел.
— Я уже почти справился, а тут ты явился и все испортил! Я чуть не поймал полевку, а ты своим топотом ее спугнул!
— Извини, — промяукал Клубок. Огонек посмотрел на своего друга. Он был явно расстроен.
— Ничего, все нормально. Ты же не нарочно. Откуда тебе знать? — промурлыкал он миролюбиво.
— А ты куда идешь? — спросил он. — Случайно не на границу с племенем Ветра, где наши дозорные ходят? Мне показалось, Львиное Сердце посылал тебя передать им что-то от Синей Звезды.
— Да, но у меня полно времени. Сначала я думал поохотиться. Жутко есть хочется!
— Мне тоже. Но я должен поймать что-нибудь для племени, и только потом я смогу поохотиться для себя.
Клубок фыркнул:
— Готов поспорить, Дымок и Горчииа, когда выходят на охотничье задание, не откажут себе в удовольствии съесть мышку-другую.
— Может, они так и делают, но у меня это первое самостоятельное охотничье задание…
— …И ты, конечно, хочешь отличиться, — вздохнул Клубок.
— А кстати, что за послание от Синей звезды? — спросил Огонек, чтобы переменить тему разговора.
— Она хочет, чтобы дозорные ждали ее у Большого Платана — она придет к ним, когда солнце взойдет на вершину. Похоже, кое-кто из Сумрачных котов ошивается поблизости. Синяя Звезда хочет проверить, так ли это.
— Тогда иди скорей, — забеспокоился Огонек.
— Охотничьи земли племени Ветра недалеко отсюда. У меня в запасе еще уйма времени, — самоуверенно отвечал Клубок. — И я думаю, что должен помочь тебе, раз ты из-за меня упустил полевку.
— Да ладно, — мяукнул Огонек. — Другую найду. Сегодня жарко, их тут еще много будет.
— Ты прав. Но их еще надо поймать, — Клубок задумчиво покусал когти. — И знаешь, на это уйдет время, может, только к закату и управишься.
Огонек машинально кивнул, прислушиваясь к голодному урчанию в животе. Ему наверняка придется раза три-четыре выходить на след, прежде чем он наловит достаточно пищи. И поесть ему, вероятно, удастся не раньше, чем Серебряная Полоска покажется на небесах. Клубок почесал лапой усы.
— Пошли, я помогу тебе хотя бы выследить кого-нибудь. Как-никак я твой должник. Мы с тобой успеем поймать парочку полевок, а потом я пойду по своим делам.
Огонек двинулся следом за Клубком, радуясь, что у него такой друг и помощник. В воздухе все еще пахло лисой, но неожиданно этот неприятный запах усилился. Огонек остановился.
— Чуешь? — спросил он. Клубок тоже встал и понюхал воздух
— Лиса. Ага, я и раньше чуял ее.
— А тебе не кажется, что сейчас запах не такой, как раньше, — он свежий? — спросил Огонек.
Клубок снова втянул воздух, слегка открыв пасть.
— Ты прав, — тихо сказал он, понизив голос. Он обернулся и посмотрел на другую сторону ручья, на кусты, росшие на другом берегу.
— Гляди! — шепнул он.
Огонек посмотрел. Он увидел, как в кустах движется что-то красное и очень пушистое. Вот оно вышло на открытый участок меж кустов, и Огонек увидел вытянутое тело, ярко вспыхивающее красными сполохами там, куда попадали пробивающиеся сквозь листву солнечные лучи. Особенно пушистым был хвост, а морда была длинной и узкой.
— Так это и есть лиса? — прошептал Огонек. — Ну и рожа!
— Здорово сказано! — согласился Клубок.
— Я как раз шел следом за такой вот штукой, когда мы с тобой… познакомились, — шепотом продолжил Огонек.
— Скорее, это она за тобой шла, дурачок. зашипел Клубок. — Никогда не доверяй лисе. С виду она как собака, а ведет себя, как кошка. Надо предупредить королев, что она забрела на нашу территорию. Лисы все равно что барсуки: и те и другие запросто могут убить котят. И хорошо, что ты не догнал лису в прошлый раз. Такого малявку, как ты, она бы мигом проглотила. Заметив удивленный взгляд друга, Клубок поправился:
— Сейчас у тебя, правда, другие возможности. Тем не менее Синяя Звезда наверняка пошлет воинов чтобы прогнать ее. Иначе королевы будут волноваться. Лиса их не заметила, и два ученика пошли вдоль ручья.
— А барсук на что похож? — спросил Огонек, шагая рядом с товарищем и нюхая воздух по сторонам.
— Черно-белый, коротконогий. Ты его сразу узнаешь, когда увидишь. Они сердитые и ходят вперевалочку. Они не так часто нападают на котят, как лисы, но здорово кусаются. Как думаешь, почему Полухвоста так зовут? С тех пор как барсук откусил ему хвост, он не может влезть на дерево!
— Почему?
— Боится упасть. Коту нужен хвост, чтобы приземлиться на ноги. Хвост помогает ему развернуться на лету.
Огонек понимающе кивнул. Как и предполагал Огонек, этот день оказался удачным для охоты. Вскоре Клубок сцапал маленькую мышку, а Огонек поймал дрозда. Он поторопился прикончить добычу, не думая о том, правильно ли делает это с технической точки зрения. Сейчас было не до упражнений, слишком много голодных ртов ждало его в лагере. Огонек забросал добычу землей, чтобы не досталась хищникам, пока он будет ходить по лесу. А на обратном пути он дрозда заберет. Вдруг откуда ни возьмись выскочила белка
Огонек заторопился.
— За ней! — крикнул он и припустил во всю прыть по пружинящему лесному ковру. Клубок устремился следом. Друзья остановились, только когда белка вскарабкалась на березу.
— Ушла! — раздосадовано проворчал Клубок. Коты сели, чтобы малость отдышаться. В ноздри ударил едкий запах, и это их удивило.
— Гремящая Тропа, — промяукал Огонек. — Я и не знал, что мы так далеко забрались.
Коты сделали несколько шагов, чтобы еще раз глянуть на огромную темную тропу. В первый раз они были здесь одни. Шумные чудища с выпученными глазами рыча проносились по твердой земле.
— Фу! — поморщился Клубок. — Эти чудища так воняют!
Огонек пошевелил ушами в знак согласия. От душных запахов в горле у него защипало.
— А ты был когда-нибудь по ту сторону Гремящей Тропы? — мяукнул он.
Клубок покачал головой. Огонек шагнул из-под полога леса. Между деревьями и Гремящей Тропой шла полоска маслянистой травы. Он осторожно шагнул к ней, потом вдруг отпрянул: мимо промчалось вонючее чудище.
— Эй! Ты куда? — мяукнул Клубок. Огонек не отвечал. Он подождал, когда все чудища исчезнут. И снова пошел вперед, по маслянистой траве, прямо к кромке тропы. Очень осторожно он протянул лапу и потрогал ее На ощупь она была теплой и липкой — так ее нагрело солнце. Он вытянул шею и стал вглядываться в даль, пытаясь увидеть, что творится по другую сторону Гремящей Тропы. Может, ему показалось, что из леса на том конце смотрят на него чьи-то глаза? Он принюхался, но вокруг был один лишь тошнотворный запах большой серой тропы. Глаза по ту сторону светились в тенистой полутьме. Потом медленно сощурились. Сомнений быть не могло. Это был воин из Сумрачного племени, и воин этот смотрел прямо на него.
— Огонек!
Голос Клубка заставил Огонька подпрыгнуть, и как раз в это время огромное чудище, выше дерева, с ревом пронеслось перед его носом. Поднявшийся ветер чуть не сбил кота с ног. Огонек развернулся и бросился к лесу.
— Ты, мышиноголовый тупица! — зашипел на него Клубок. Усы его дрожали от гнева и страха. — Зачем ты это делал?
— Мне просто хотелось узнать, на что похожа Гремящая Тропа, — пробормотал Огонек. Усики его тоже подрагивали.
— Пошли, — зашипел Клубок. — Лучше уйти поскорей!
Вслед за Клубком Огонек побежал вприпрыжку обратно в лес. Отбежав на безопасное расстояние от Гремящей Тропы, Клубок остановился, чтобы отдышаться. Огонек тоже сел и принялся вылизывать всклокоченный мех.
— Мне кажется, я видел воина из Сумрачного племени, — сказал он, причесываясь. — По ту сторону Гремящей Тропы.
— Воина из Сумрачного племени! — удивленным эхом подхватил Клубок, делая круглые глаза. — Правда?
— Вроде да.
— Ну тогда чудище вовремя появилось, — заключил Клубок. — Где есть один воин Сумрачного племени, там наверняка будут и другие, а нам с ними пока что не стоит мериться силами. Лучше нам уйти отсюда подобру-поздорову.
Он посмотрел на солнце, которое стояло уже почти над самой головой.
— Мне пора идти, а то не успею найти дозорных, — промяукал он. — До скорого! И кинулся прочь, крикнув на бегу:
— Может, Львиное Сердце разрешит мне помочь тебе охотиться, после того как я доставлю сообщение.
Огонек смотрел, как он убегает, и от души завидовал другу. Вот бы его тоже послали с донесением в передовой воинский отряд! Но вообще-то, когда он вернется в лагерь, ему будет что рассказать Дымку и Горчице. Сегодня он видел воина из Сумрачного племени.

0

8

Глава VII

Огонек вернулся по собственным следам к ручью. Он думал о глазах, горящих во мраке на территории Сумрачного племени. Вдруг легкое дуновение ветерка донесло до него слабый запах. Чужой! Может быть, тот самый воин Сумрачного племени…
В горле у него вдруг заклокотало, он зарычал. Этот запах поведал ему о многом. Во-первых, о том, что это кошка, притом немолодая и определенно не из Грозового племени. По запаху ее нельзя было отнести ни к одному из кошачьих племен, но Огонек понял, что она усталая, голодная и больная, и настроение у нее отвратное. Сделав низкую стойку, Огонек пополз вперед, ориентируясь по запаху. Потом остановился в недоумении. Запах стал слабее. Он снова принюхался. Откуда ни возьмись, с быстротой молнии из кустов позади него выскочил рычащий меховой ком. Огонек завизжал от неожиданности, а кошка набросилась на него и сбила с ног. Две тяжелые лапы придавили его к земле, а стальные челюсти сомкнулись на загривке.
— Мурр-уау! — взвыл он, понимая, что, если кошка вонзит клыки чуть глубже, ему придет конец.
Он расслабил мышцы, словно хотел сказать: все, сдаюсь. И притворно завыл.
Кошка разжала челюсти и издала победный вопль.
— Ага, хилый ученик! Попался Щербатой в лапы! — прошипела она.
Огонек почувствовал, как на него нахлынули волны гнева. Ну, погоди. Эта побитая меховая кочка еще узнает, что он за воин! «Но не сейчас, — говорил он сам себе. — Подожди, пока она снова не схватит тебя зубами».
Щербатая снова укусила его. Огонек извернулся и рванулся вверх на пружинистых молодых лапах. Кошка удивленно зарычала и отлетела назад, кубарем покатившись в ежевичный куст.
Огонек отряхнулся.
— Так, уж и попался, а?
Щербатая воинственно зашипела, высвобождаясь из цепких ветвей.
— Не так уж плохо, юный ученик, — бросила она в ответ. — Но можно и лучше!
Огонек глазам своим не поверил, когда разглядел наконец своего противника. У кошки была широкая, почти совсем плоская морда и круглые оранжевые глаза. Ее темно-серая длинная шерсть свалялась и повсюду торчала грязными колтунами. Уши были обкусаны и порваны, а морда была вся исполосована старыми боевыми шрамами.
Огонек сделал боевую стойку. Он выпятил грудь и с вызовом посмотрел в глаза своему врагу.
— Ты находишься на охотничьей территории Грозового племени. Убирайся!
— Кто мне запретит? — Щербатая ощерилась, показав потемневшие сломанные зубы. — Я буду охотиться. Тогда я выживу. А может быть, я пока подожду…
— Хватит болтать, — вспыхнул Огонек. В нем заговорил дух далеких предков, диких котов. Меньше всего он сейчас походил на домашнего питомца. В нем вскипела кровь воинов. Он так и рвался в бой — защищать свою территорию и свое племя.
Кажется, Щербатая заметила произошедшую с ним перемену. В ее наводящих ужас оранжевых глазах мелькнуло новое чувство — уважение.
— Погоди, не спеши, — промурлыкала она нежным голосом.
Но Огонек не поддался на эту уловку. Выставив когти и распушив хвост, он прыгнул вперед, издав звонкий воинственный клич — Гр-р-аа!
Кошка ответила на этот выпад гневным шипением. Огрызаясь и ворча, молодой кот и старая кошка сошлись в поединке. Они катались по земле, мелькали когти и зубы. Плотно прижав уши, Огонек пытался укусить кошку. Но зубы его застревали в комьях свалявшегося меха, и ему никак не удавалось это сделать.
Потом неожиданно Щербатая поднялась на задние лапы, подняв грязный хвост трубой. Так она казалась еще больше.
Огонек почувствовал: еще немного — и в него вцепятся мощные челюсти. Он отпрянул назад, и как раз вовремя. Щелк! Зубы клацнули в воздухе у самого его уха.
Инстинктивно Огонек накинулся на противника сбоку. Его лапа оказалась на загривке Щербатой. Удар был так силен, что вся передняя лапа задрожала до самого плеча.
— И-и-у! — Оглушенная ударом, Щербатая упала на все четыре лапы. Потом потрясла головой.
И пока кошка не пришла в себя, Огонек придумал, что надо сделать. Это был его последний шанс. Он бросился вперед, низко пригнувшись к земле, и впился зубами в заднюю лапу Щербатой.
— Мр-р! — Вкус свалявшейся шерсти был отвратителен, но он все крепче сжимал зубы.
— Мурр-ай-ай-ай! — завизжала Щербатая и попыталась, извернувшись, куснуть Огонька за хвост.
Ее зубы сомкнулись, и боль пронзила позвоночник Огонька, но от этого он только сильнее разозлился. Он вырвал хвост из пасти противника и отчаянно замахал им из стороны в сторону.
Щербатая сжалась, изготовившись к новой атаке. Он слышал ее тяжелое, сиплое зловонное дыхание. Он с трудом выносил этот запах, говоривший о том, что противник его слаб, болен и жутко голоден, — это причиняло ему почти физическую боль.
Что-то внутри у него перевернулось, и это было чувство, не свойственное воину: жалость. Он старался приглушить его в себе, думать о том, что главное — верность племени, но не мог от него избавиться. «Ты говоришь от чистого сердца, Огонек, — прозвучали в его ушах слова Львиного Сердца. — А значит, когда-нибудь, когда ты станешь настоящим воином, это пойдет тебе на пользу». Но тут же он вспомнил и фразу, которую произнес Коготь: «Или это значит, что в самый разгар сражения он проявит слабость, что часто бывает с домашними».
Щербатая сделала бросок, и Огонек вновь ощутил в себе боевой дух. Кошка попыталась добраться до его загривка и нанести смертельный удар клыками, но на этот раз ей помешала раненая лапа.
— Убирайся! — Огонек выгнул дугой спину, но Щербатая ухитрилась вцепиться в него когтями и крепко держала его. Всей своей тяжестью крупная кошка давила на ученика, и он оказался прижатым к земле.
Почувствовав на губах вкус земли, Огонек выплюнул песок:
— Тьфу! Он быстро изогнулся, чтобы увернуться от удара задних лап Щербатой и уберечь от ее острых, как колючки, когтей свой нежный животик. Сцепившись, они все катались по земле, кусаясь и царапаясь.
Потом клубок распался. Огонек хватал ртом воздух. Но он чувствовал, что силы Щербатой на исходе. Кошка была сильно ранена, задняя лапа еле подпирала ее костлявое тело.
— Ну что, сдаешься? — прорычал Огонек. Если бы непрошеная гостья сдалась, он бы отпустил ее на все четыре стороны, ограничившись легким укусом на память.
— Ни за что! — храбро зашипела в ответ Щербатая. Но раненая лапа подвернулась, и она упала на землю. Кошка попыталась встать, но не смогла. Глядя на Огонька помутневшими глазами, она зашипела:
— Если бы я не была такой голодной и усталой, я бы тебя разорвала, как мышь. — При этих словах рот ее скривился от боли и ненависти. — Прикончи меня. Я не буду сопротивляться.
Огонек медлил. Он никогда еще не убивал кошек. Может быть, в пылу битвы он и смог бы, но прикончить вот так, хладнокровно… Это совсем другое дело.
— Чего ты ждешь? — насмешливо спросила Щербатая. — Ты нерешителен, как ручной изнеженный котенок!
Эти слова словно обожгли его огнем. Неужели на нем все еще остался запах Двуногих и она его учуяла?
— Я ученик воина из Грозового племени! — выпалил он.
Щербатая прищурила глаза. Она заметила, как вздрогнул Огонек от ее слов, и поняла, что задела его за живое.
Ха, — усмехнулась она. — Уж не хочешь ли ты сказать, что коты Грозового племени от отчаяния стали подбирать ручных котят?
Ничего не от отчаяния! — прошипел Огонек.
— Тогда докажи! Докажи, что ты воин, и прикончи меня. Мне так будет лучше.
Огонек смотрел на нее не мигая. Он не мог найти в себе столько злости, чтобы убить это несчастное создание. Он чувствовал, что мышцы его расслабляются и в нем просыпается любопытство. Как кошка из чужого племени дошла до такого состояния? О старейшинах в Грозовом племени заботятся даже лучше, чем о котятах!
— Ка-ж-жется, тебе не терпится умереть, — мяукнул он.
— Ну и что? Это мое личное дело, мыший корм, — ощерилась Щербатая. — За чем же дело стало, котенок? Или ты намерен заговорить меня до смерти?
Она говорила смело, но Огонек ощутил слабость, волнами исходившую от больной и голодной кошки. Она ведь знает, что все равно умрет, если еще какое-то время не поест. А раз она теперь не может сама охотиться, может, и правда, лучше, если он ее прикончит прямо сейчас. Кот и кошка смотрели друг на друга, и оба взгляда выражали нерешительность.
— Подожди здесь, — наконец сказал Огонек. Казалось, из Щербатой выкачали весь воздух. Шерсть на ее загривке стала прилизанной, хвост безвольно опустился.
— Ты шутишь, котенок? Куда я уйду… — пробормотала она. Тяжело дыша от боли, кошка с трудом доковыляла до мягкого коврика из цветущего вереска. Она упала на траву и стала зализывать рану на лапе.
Огонек посмотрел на нее через плечо и, радостно зашипев что-то себе под нос, помчался в лес.
Он молча пробирался через папоротниковые заросли, в нос били теплые лесные испарения. Среди них был и кисловатый запах дохлой крысы. Он слышал, как под древесной корой скребутся насекомые, как шуршат, пробираясь по листьям, длинные пушистики — гусеницы. Его первой мыслью было пойти и выкопать убитого утром дрозда, но это заняло бы слишком много времени. Можно, конечно, пойти и выкопать дохлую крысу. Так проще всего, но голодной кошке нужна свежая пища. Только в самом крайнем случае воин будет есть воронью еду.
И тут Огонек остановился, учуяв впереди молодого кролика. Еще несколько шагов — и он увидел его. Распластавшись по земле, кот стал подкрадываться к добыче. Он был уже на расстоянии не больше мыши, когда зверек наконец заметил его. Но было уже поздно. Мелькающий впереди куцый хвостик распалил в Огоньке охотничий инстинкт. Пробежка, бросок — и кролик попался. Он схватил увертывающееся животное и быстро его прикончил. Щербатая измученным взглядом смотрела, как Огонек бросил перед ней на землю небольшого кролика.
— Ну что, еще раз привет тебе, котенок! Я думала, ты пошел кормить своих маленьких друзей-воинов.
— Правда? Ну, это я еще успею. И не называй меня котенком, — строго предупредил Огонек, носом подталкивая к ней кролика. Он сам удивлялся своей доброте. — Вот, но если ты это не будешь есть…
— А нет, — поспешно мяукнула Щербатая — Очень даже буду.
Огонек смотрел, как кошка вспорола добычу и начала жадно заглатывать куски. Он тоже почувствовал голод. Но ученик знал, что не имеет права даже думать о еде. Он должен принести в лагерь как можно больше пищи, но крольчатина была такой ароматной!
— М-м-м. — Через несколько минут Щербатая глубоко вздохнула и завалилась набок. — Спасибо, дружочек. Это у меня первая свежая еда за много, много дней.
Она облизала мордочку и принялась умываться лапкой.
«Как будто после умывания станет лучше», — подумал Огонек, наморщив нос. Он нее по-прежнему исходил невыносимый запах.
Он посмотрел на то, что осталось от добычи. Конечно, этим вряд ли можно набить живот растущего кота, но после драки со Щербатой у него разыгрался аппетит. Повинуясь чувству голода, он жадно доел остатки. Было очень вкусно. Он с наслаждением облизнулся.
Щербатая пристально посмотрела на него и произнесла, обнажив пожелтевшие, в бурых пятнах, зубы.
— Лучше, чем еда из отбросов, которой кормят наших братьев Двуногие? — язвительно заметила она. Она знала, где его уязвимое место, и пыталась разозлить его. Огонек, не обращая на ее слова никакого внимания, начал умываться.
— Она отравленная, — продолжала Щербатая. — Из крысиного помета! Только бесхребетный мешок из меха будет есть это лягушачье месиво… — Вдруг она осеклась и насторожилась. — Ш-ш-ш… сюда идут воины.
Огонек тоже заметил, что к ним идут коты. Он услышал, как мягко ступают их лапы по опавшим листьям и как шуршит мех, задевая за ветки. Он почуял, как ветер распушает на них шерсть. Знакомые запахи. Это были воины Грозового племени, идущие по своей территории, где можно идти без опаски и шуметь сколько угодно.
Огонек виновато облизнул губы, чтобы не заметно было, что он только что подъедал кролика. Потом он посмотрел на Щербатую и на лежащую рядом с ней кучку костей. «Первым делом — накормить племя», — снова вспомнил он наказ Львиного Сердца. Он должен понять, почему Огонек накормил это увечное создание. И вдруг ему стало страшно от того, что он натворил. Ему в первый раз, как ученику воина, дали задание — и он ухитрился нарушить воинский приказ!

0

9

Глава VIII

Щербатая сердито зарычала на приближающихся воинов, но Огонек чувствовал, что она боится. Кошка с трудом поднялась на лапы.
— Пока! Спасибо за кормежку.
— И хотела заковылять прочь на трех лапах, но передернулась от боли. — Нет, Лапа онемела, пока я тут лежала.
Теперь бежать было поздно. Из-за деревьев молча выскользнули силуэты котов, и в мгновение ока дозорный отряд Грозового племени окружил Огонька и Щербатую. Огонек узнал их. Это были Коготь, Частокол, Синеглазка и Синяя Звезда, поджарые и мускулистые. Огонек почуял страх, охвативший Щербатую при их появлении. Клубок шел последним. Он вышел из-за кустов и встал рядом с отрядом воинов. Огонек поспешил поздороваться с котами своего племени. Но только Клубок ответил ему.
— Привет, Огонек! — крикнул он.
— Тише! — прорычал Коготь.
Огонек посмотрел на Щербатую и проворчал про себя. Он все еще чуял исходивший от нее запах страха, но, вместо того чтобы сжаться от страха и всем своим видом взывать к жалости, эта паршивая кошка смотрела на противников с вызовом.
— Огонек? — вопрос Синей Звезды звучал ровно и бесстрастно. — Что тут происходит? Вражеский воин — и только что накормленный, если судить по запаху, исходящему от вас обоих.
Она обожгла его взглядом, и Огонек опустил голову.
— Она была такая усталая и голодная… — начал он.
— А ты? Тоже был так голоден, что решил сначала поесть, а потом уже добывать еду для племени?
— продолжала Синяя Звезда.
— Я полагаю, у тебя была действительно серьезная причина для того, чтобы нарушить воинский устав?
Огонька не обманул ласковый тон этих речей. Синяя Звезда была вне себя от гнева — и поделом ему! От ужаса он все сильнее прижимался к земле. Но не успел он ответить, как Коготь громко зашипел:
— Был ручной, ручным и останется! Синяя Звезда не обратила на эти слова внимания и посмотрела на Щербатую.
— Так-так, Огонек! Похоже, ты взял в плен кошку из Сумрачного племени. Я ее хорошо знаю. Ты ведь целительница Сумрачного племени, не так ли? — спросила она раненую кошку. — Как ты осмелилась так далеко зайти на нашу территорию?
— Да, я была целительницей Сумрачного племени. А теперь я хожу сама по себе, — прошипела Щербатая.
Огонек слушал и диву давался. Не ослышался ли он? Щербатая — воин из Сумрачного племени? Должно быть, запах боли и голода заглушил ее племенной запах, и поэтому он его не распознал? Если бы знать заранее — было бы лучше с ней сражаться.
— Щербатая! — насмешливо проговорил Коготь. — Похоже, для тебя настали тяжелые времена, раз тебя может побить даже ученик! Теперь заговорил Частокол.
— Эта старая кошка нам не нужна. Давайте ее убьем. А что касается ручного котеночка, — он нарушил воинский устав, накормив вражеского воина. Его следует наказать.
— Попридержи когти, Частокол. Все племена признают отвагу и мудрость Щербатой, — сказала Синяя Звезда. — Может, нам стоит послушать, что она нам расскажет. Отведем ее в лагерь, а потом решим, что с ней делать, — с ней и с Огоньком. Ты можешь идти? — спросила она Щербатую. — Или тебе нужна помощь?
— У меня еще остались три ходячие лапы, — вызывающе ответила старая кошка, пытаясь подняться.
Огонек увидел, как зрачки ее расширились от боли, но она старалась из всех сил не показывать своей слабости. Он заметил, что в глазах Синей Звезды мелькнуло одобрение, потом предводительница Грозового племени повернулась и медленно стала удаляться. Остальные воины заняли места по обе стороны Щербатой, и отряд пустился в путь, стараясь держаться вровень с хромой пленницей.
Огонек и Клубок шагали бок о бок и замыкали собой шествие.
— А ты слышал о Щербатой? — шепотом спросил Огонек Клубка.
— Кое-что слышал. Кажется, до того как стать целительницей, она была воином, что само по себе необычно. Не могу представить ее одиночкой. Вся ее жизнь прошла в Сумрачном племени.
— А что значит «одиночка»?
Клубок посмотрел на него и ответил:
— «Одиночка» — это кот, который не состоит ни в каком племени и не живет у Двуногих. Коготь говорит, что такие коты обычно самолюбивы и вероломны. Они часто живут рядом с жилищами Двуногих, но никому не принадлежат и сами добывают себе пищу.
— Я тоже могу стать одиночкой, если Синяя Звезда меня вышвырнет из племени, — мяукнул Огонек.
— Синяя Звезда строгая, но справедливая. Она тебя не вышвырнет. Она, кажется, даже рада, что ей попала в плен такая важная персона из Сумрачного племени. Уверен, она не собирается поднимать шум только из-за того, что ты покормил эту старую кошелку.
— Но они жалуются, что дичи совсем мало!
— Ой, и зачем я ел этого кролика! — Огонек почувствовал что покраснел от стыда, хотя под мехом этого было не видно.
— Ну, хорошо, — Клубок толкнул друга в бок. — Тут ты действительно поступил как безмозглая мышь. Да, ты нарушил воинский устав, но кто из котов совершенен?
Огонек на это ничего не ответил, а только быстрее зашагал, и на сердце у него было тяжело. Кто бы мог подумать, что так бесславно закончится его первое самостоятельное задание.
Когда передовой отряд проходил мимо часовых, охраняющих вход в лагерь, все члены Грозового племени сбежались поприветствовать воинов и поздравить их с возвращением.
Здесь были королевы, котята и старейшины. Все с любопытством смотрели, как Щербатую ведут в лагерь. Кое-кто из старейшин узнал старую кошку. Повсюду быстро разнеслась весть, что в плен попала целительница из Сумрачного племени, и коты, собравшиеся поглазеть, не скрывали своего злорадства.
Щербатая, казалось, не слышала насмешек. Огонек вынужден был признать, что ему нравится, с каким достоинством она, прихрамывая, шла вперед под шквалом нескромных взглядов и насмешек. Он знал, что ей очень больно и она истощена, несмотря на то что он поймал ей кролика.
Когда отряд дошел до Высокой Скалы, Синяя Звезда кивком указала на пыльную вытоптанную площадку перед скалой. Щербатая, повинуясь молчаливому приказу предводительницы Грозового племени, со вздохом облегчения опустилась на землю. Попрежнему не обращая ни малейшего внимания на враждебные взгляды толпы, она начала зализывать рану на лапе.
Огонек заметил, что из своего угла вышла Пестролистая. Она, должно быть, каким-то образом почуяла присутствие в лагере раненого. Толпа расступилась перед черепаховой кошкой, пропуская ее вперед.
Щербатая посмотрела на Пестролистую и зашипела:
— Я сама знаю, как лечить свои раны. Мне твоя помощь не нужна.
Пестролистая ничего не сказала, только с уважением кивнула и отступила назад.
Некоторые коты сегодня ходили на охоту и принесли вернувшимся из похода воинам свежую еду. Каждый воин взял свою долю пищи и отнес ее в крапиву, чтобы там съесть. После этого к еде приступили остальные члены племени.
Огонек беспокойно ходил взад-вперед по площадке и смотрел, как коты, привычно разбившись на группы, жуют и глотают. Ему тоже хотелось попробовать хоть кусочек, но он не осмеливался взять что-нибудь из общей кучи. Он нарушил воинский устав и полагал, что теперь не имеет права есть вместе со всеми.
Замедлив шаг у скалы — Синяя Звезда беседовала там с Когтем, Огонек робко посмотрел на предводительницу: вдруг она даст ему понять, что он тоже может поесть. Но серая кошка и опытный воин были увлечены своим разговором — мурлыкали что-то вполголоса. Огонек подумал: наверное, речь идет о нем. Ему очень хотелось узнать свою участь, и он, навострив уши, стал подслушивать, о чем они говорят.
Коготь настойчиво выл:
— Оставлять вражеского воина в самом центре Грозового племени опасно! Теперь она знает, как выглядит наш лагерь, и даже маленькие котята Сумрачного племени смогут выучить его расположение. Нам придется перебираться на другое место.
— Успокойся, Коготь, — мурлыкала Синяя Звезда. — Зачем менять место? Щербатая говорит, что бродит теперь в одиночку. Поэтому Сумрачное племя ничего не узнает.
— И ты ей веришь? И о чем только думал этот домашний котеночек! — Коготь досадливо фыркнул.
— Но задумайся вот над чем, Коготь, — мяукнула Синяя Звезда. — Почему целительница Сумрачного племени покинула свое племя? Кажется, ты озабочен, как бы она не выдала наши секреты Сумрачному племени, но ты подумал о том, сколько секретов Сумрачного племени она могла бы выдать нам?
Судя по тому, что шерсть на загривке Когтя стала приглаживаться, Огонек заключил, что доводы Синей Звезды на него подействовали, воин быстро кивнул и побежал делить добычу.
Синяя Звезда осталась одна. Она сидела и смотрела, как на другом конце поляны, играючи. Дерутся и возятся в пыли маленькие котята. Потом поднялась и направилась к Огоньку. Сердце у него учащенно забилось. Что она скажет?
Но Синяя Звезда прошла мимо него и даже не взглянула в его сторону. Глаза ее были затуманены — она думала о чем-то своем.
— Белоснежка! — позвала она, приближаясь к детской. Снежно-белая кошка с темно-синими глазами скользнула ей навстречу из ежевичного куста. Мяуканье под кустом стало еще сильнее.
— Тише, котятки, — промурлыкала белая кошка. — Я скоро вернусь.
И повернулась к предводительнице.
— Я слушаю тебя, Синяя Звезда. В чем дело?
— Один из наших учеников видел недалеко отсюда лису. Предупреди остальных королев, чтобы лучше охраняли детскую. И позаботься о том, чтобы все котята младше шести недель оставались в лагере, пока наши воины не прогонят лисицу. Белоснежка кивнула.
— Я передам твои слова, Синяя Звезда. Спасибо, что предупредила.
С этими словами белая кошка повернулась и скользнула в детскую — успокаивать плачущих котят.
Наконец Синяя Звезда подошла к куче еды и взяла свою долю. Ей оставили жирного лесного голубя. Огонек смотрел жадными глазами, как она уносит свою долю, чтобы поесть в кругу старших воинов.
В конце концов голод погнал его вперед. Клубок стоял рядом с Горелым у пня, им на двоих достался один крошечный зяблик Заметив что Огонек подбирается к общей куче, Клубок закивал головой. Огонек нагнул голову, чтобы взять зубами маленькую лесную мышь
— Это не для тебя, — прорычал Коготь. Он подошел к нему сзади и лапой отодвинул мышь — Ты не принес никакой добычи. Твою долю будут есть старейшины. Отнеси им это. Огонек посмотрел на Синюю Звезду.
Она кивнула:
— Делай, что он говорит.
Огонек послушно подобрал мышь и понес ее Безуху. Ее восхитительный запах бил ему в ноздри. Он мечтал сейчас только об одном: вонзить в нее свои крепкие зубы. Он уже ощущал, как ее жизненная энергия переливается в его молодое тело. Но он проявил большое самообладание: положил добычу перед серым котом и вежливо удалился. Благодарности он ни от кого не ждал и, разумеется, никто и не думал его благодарить. Теперь он был рад, что хотя бы доел остатки кролика, которого поймал для Щербатой. А то пришлось бы голодать до завтрашнего утра, когда он снова пойдет на охоту.
Огонек подошел к Клубку. Его друг наелся досыта и развалился рядом с Горелым перед пещерой учеников. Он лежал на боку и облизывал переднюю лапу. Клубок увидел, что к нему идет Огонек, и на какое-то время перестал вылизываться.
— Синяя Звезда сказала, как тебя накажут? — спросил он.
— Нет еще, — уныло покачал головой Огонек. Клубок сочувственно прищурился, но ничего не сказал. В это время над поляной разнесся звонкий голос Синей Звезды:
— Пусть все взрослые коты, способные самостоятельно охотиться, соберутся на собрание нашего племени.
Большинство воинов к этому времени успели поесть и, как Клубок, умывались после еды. Они грациозно вставали и один за другим подходили к Высокой Скале, откуда собиралась обратиться к ним с речью Синяя Звезда.
— Пошли, — мяукнул Клубок. Он вскочил на ноги и помчался сквозь толпу занимать место поудобнее. Горелый и Огонек последовали его примеру.

— Думаю, все вы слышали о пленнице, которую мы сегодня привели в лагерь, — так начала свою речь Синяя Звезда.
— Но вам следует знать и еще кое-что. — Она посмотрела на престарелую кошку, которая смирно лежала у подножия Скалы.
— Ты меня хорошо слышишь? — спросила она.
— Может, я и старая, но пока еще не глухая, — зашипела в ответ Щербатая.
Синяя Звезда не обратила внимания на враждебный тон и продолжала:
— Боюсь, у меня нерадостные новости. Сегодня я с отрядом дозорных заглянула на территорию племени Ветра. Воздух был весь пропитан запахом Сумрачного племени. Его воины пометили почти каждое дерево. И мы не встретили ни одного кота из племени Ветра.
— Может быть, Щербатая нам что-нибудь объяснит? — зарычал Частокол. — В конце концов, она ведь из Сумрачного племени!
— Я не предательница! Никто не заставит меня выдавать секреты Сумрачного племени таким грубиянам, как ты! — проворчала в ответ Щербатая, сердито глядя на Частокола.
Воины Грозового племени сомкнули ряды: уши прижаты, глаза прищурены, будто приготовились к бою.
— Прекратить! — взвыла Синяя Звезда.
Частокол сразу же пошел на попятную, несмотря на то что Щербатая продолжала вести себя вызывающе: она не сводила с него горящих глаз и сердито шипела.
— Хватит! — прорычала Синяя Звезда. — Наше положение слишком серьезно, давайте не будем ссориться. Грозовое племя должно подготовиться. Начиная с сегодняшней луны наши воины будут ходить только большими отрядами. Остальные члены племени должны держаться ближе к лагерю. Дозорные будут обходить границы чаще, чем обычно. Все котята должны оставаться в детской. Коты у подножия скалы закивали в знак согласия. Синяя Звезда продолжала:
— Нам не хватает воинов — и это наша главная забота. Мы справимся с этим, если ускорим подготовку учеников. Им нужно поскорее выучиться, чтобы сражаться за наше племя. Огонек заметил, как Дымок и Горчица обменялись радостными взглядами. Клубок смотрел на Синюю Звезду, широко раскрытые глаза его сияли от восторга. Горелый нетерпеливо переминался с лапы на лапу. В глазах черного котика читалось скорее тревожное, нежели радостное волнение. Синяя Звезда между тем продолжала:
— Один из учеников будет тренироваться наравне с Клубком и Горелым. Обучая его, я ускорю подготовку всех троих учеников. Она помолчала и с высоты оглядела свое племя.
— Я сама буду заниматься обучением Огонька.
Огонек удивленно вытаращил глаза. Синяя Звезда будет его наставницей?
Рядом с ним взволнованно дышал Клубок. Он не мог опомниться от удивления.
— Вот повезло! Так много лун прошло с тех пор, как Синяя Звезда в последний раз брала себе ученика! Обычно она обучает котят глашатаев. Потом из первых рядов донесся знакомый голос. Это был Коготь.
— Так, значит, Огонек не наказан, а, наоборот, награжден за то, что он накормил вражеского воина, вместо того чтобы отнести еду в собственное племя?
— Теперь Огонек — мой ученик. Я отвечаю за него, — ответила Синяя Звезда.
Она пристально посмотрела Когтю прямо в его злые глаза, потом подняла голову и обратилась ко всем членам племени:
— Щербатой будет дозволено остаться здесь, пока она не поправится. Мы воины, а не дикари. Будем относится к ней с уважением и по возможности учтиво.
— Но племя не может взвалить на себя заботу о Щербатой, — возразил Частокол. — У нас и так голодных ртов хватает.
— Ага! — зашептал Клубок на ухо Огоньку. — И среди них есть очень даже большие!
— Я не хочу, чтобы обо мне заботились! — зашипела Щербатая. — Я распорю брюхо первому, кто посмеет это сделать!
— Ничего себе благодарность, а? — пробормотал Клубок.
Огонек в знак согласия помахал кончиком хвоста. В кошачьей толпе раздалось приглушенное мяуканье, когда все убедились, что вражеский дух не сломлен. Синяя Звезда словно не заметила ропота племени.
— Таким образом мы, как говорится, убьем двух мышей одним ударом. Огонек, в наказание за то, что ты нарушил воинский устав, твоей обязанностью будет заботиться о Щербатой. Ты будешь добывать для нее еду и залечивать ее раны. Будешь приносить ей свежую подстилку и убирать за ней грязь.
— Хорошо, Синяя Звезда, — промяукал Огонек, покорно склонив голову, а сам думал про себя: «Убирать грязь! Фу, гадость какая!» Дымок и Горчица захихикали.
— Отличная мысль! — шипел Дымок. — И еще он будет блох гонять!
— И охотиться! — добавила Горчица. — Этот куль с костями, правда, стоит подкормить!
— Хватит! — вмешалась Синяя Звезда. — Надеюсь, Огонек не видит ничего постыдного в том, чтобы ухаживать за больной кошкой. Она целительница, к тому же старая. Хотя бы поэтому он должен ее уважать! — Она мельком глянула на Дымка и Горчицу. — И нет ничего унизительного в том, чтобы ухаживать за другим котом, который не в силах о себе позаботиться. Все. Собрание окончено. Теперь я хотела бы поговорить только со старшими воинами. Сказав это, Синяя Звезда спрыгнула с Высокой Скалы и направилась к своей пещере. Львиное Сердце пошел следом за ней. Другие коты племени начали расходиться кто куда. Кто-то от души поздравлял Огонька с тем, что он станет учеником Синей Звезды, другие насмехались над ним, желая ему получше убирать за Щербатой. Огонек был так ошарашен решением Синей Звезды, что только молча кивал. Долгохвост подбежал к нему поближе. У него на самом кончике уха после укуса Огонька осталась клиновидная зарубка. Молодой воин ощетинил усы и осклабился:
— В другой раз ты хорошенько подумаешь, прежде чем приводить в лагерь бродячих кошек. Как я и предупреждал, от посторонних всегда одни неприятности.

0

10

Глава IX

— Я бы на твоем месте сходил проведал Щербатую шепнул Клубок, когда Долгохвост удалился.
— Она вся какая-то несчастная. Кажется, ждет тебя. Огонек посмотрел на старую кошку. Она по-прежнему лежала у Высокой Скалы. Клубок был прав: она смотрела в его сторону.
— От судьбы не уйдешь, — мяукнул он. — Пожелай мне удачи!
— Помни: на твоей стороне все коты племени, — отвечал Клубок. — Ты только позови! Если она начнет сильно доставать, я подкрадусь сзади и так огрею ее по башке крольчачьей тушкой!
Огонек радостно заурчал и побрел в сторону Щербатой. Но когда он подошел к раненой кошке поближе, радость его как рукой сняло. Старая кошка, судя по всему, была в плохом настроении. Она угрожающе зашипела и оскалилась.
— Не приближайся, ручной котенок! Огонек вздохнул. Похоже, драки не избежать. Он был голоден и очень устал. Больше всего ему сейчас хотелось свернуться калачиком в своем гнездышке и поспать немного до вечера. И конечно же ему совершенно не хотелось ввязываться в ссору с этим несчастным кульком из меха и зубов.
— Ты просто скажи мне, чего тебе надо, — устало проговорил он. — Я делаю лишь то, что мне велела Синяя Звезда.
— Но ты ведь домашний котенок? — прохрипела Щербатая.
«Она тоже устала», — подумал Огонек. В голосе ее больше не было напора, хотя гневные нотки все еще были слышны.
— Я жил у Двуногих, когда был котенком, — спокойно ответил Огонек.
— Твоя мать — домашняя кошка? И отец — домашний?
— Да, это так. — Огонек уставился в землю, чувствуя, что в нем зреет возмущение. Ему хватало и того, что коты из собственного племени до сих пор обращаются с ним, как с чужаком. И зачем только он разоткровенничался с этой ехидиной! Щербатая, похоже, приняла его молчание за желание продолжать разговор.
— У домашних совсем другая кровь, не такая как у воинов. Почему ты не убежал домой и согласился ухаживать за мной? Какое унижение — принимать помощь от кота, рожденного в неволе, как ты!
Щербатая пристально посмотрела на него широко открытыми оранжевыми глазами. Огонек сдержался.
— Тебе придется привыкать к тому, чтобы принимать помощь от посторонних, пока не поправишься и не сможешь сама за собой ухаживать, ты, старая ехидная карга!
Он замолчал, услышав исходящий из ее горла низкий, хриплый звук.
«Уж не случилось ли с ней чего?» — испугался Огонек и шагнул к ней. Тело кошки сотрясалось мелкой дрожью от головы до хвоста, глаза ее были как узкие щелочки. Может, у нее начались судороги?
— Послушай, я не хотел ничего… — начал оправдываться он, но вдруг понял, что она просто смеется!
— Мур-ау, ay, ay! — завывала она. Огонек растерялся.
— Да, ты смелый котеночек, — прошамкала Щербатая, когда приступ смеха прошел. — Знаешь, я устала и у меня болят лапы. Мне нужно поспать и положить что-нибудь на эти раны. Сходи к вашей милой целительнице и попроси у нее трав. Я думаю, понадобится сок ноготка, кашица из стебля золототысячника, и еще я бы пожевала несколько маковых крупинок. Боль становится просто невыносимой!
Удивляясь тому, как быстро у нее сменилось настроение, Огонек повернулся и со всех ног помчался к пещере, где жила Пестролистая. Он никогда еще не был в этой части лагеря. Держа ушки на макушке, он шел по прохладному зеленому папоротниковому тоннелю, который вывел его на полянку, поросшую травой. За полянкой высилась скала. В этой скале у самой земли была щель, достаточно широкая для того, чтобы в нее могла пролезть кошка. Оттуда навстречу ему вышла Пестролистая. Она была, как всегда, бодра и смотрела приветливо, пестрая спинка ее переливалась сотнями оттенков — от золотисто-желтого до темно-коричневого. Огонек смущенно промяукал: «Добр-рдень» — и перечислил травы, которые просила принести Щербатая.
— Что-то есть у меня в пещере, — ответила Пестролистая. — Я дам тебе еще и листиков ноготков. Если она приложит их к ране, никакая инфекция не пристанет. Подожди здесь.
— Спасибо, — мяукнул Огонек, глядя, как целительница исчезла в пещере. Он широко раскрыл глаза, пытаясь рассмотреть, что там внутри. Но в пещере было темно и ничего нельзя было увидеть. Он услышал лишь шуршание и почуял дурманящий запах незнакомых трав. Пестролистая вынырнула из полумрака и положила перед Огоньком свернутый в комок пучок листьев.
— Передай Щербатой, чтобы не налегала на маковые семена. Нельзя совсем заглушать боль. Нужно, чтобы хотя бы немножко болело, чтобы было ясно, как идет выздоровление. Огонек кивнул и подобрал зубами пучок трав.
— Спасибо, Пестролистая! — поблагодарил он, не разжимая зубов, и пошел по зеленому тоннелю назад, на главную поляну. Коготь сидел у пещеры воинов и внимательно следил за ним. Приближаясь к Щербатой с травами, Огонек чувствовал на себе его тяжелый взгляд, обжигающий до кончиков шерстинок. Он обернулся и удивленно посмотрел на Когтя. Суровый воин прищурился и отвернулся. Огонек положил перед Щербатой лекарство.
— Хорошо, — мяукнула она. — А сейчас, раз уж ты ко мне приставлен, сходи и найди мне что-нибудь поесть. Я умираю от голода!

Три раза поднималось солнце с тех пор, как Щербатая ступила на территорию лагеря. Огонек проснулся раньше всех и разбудил Клубка, который тихо лежал рядом, свернувшись калачиком и накрыв нос своим густым хвостом.
— Вставай, — мяукнул Огонек. — Не то опоздаешь на урок. Клубок поднял голову и сонно пробурчал: «угу, угу». Потом Огонек растолкал Горелого.
Черный котик тотчас же открыл глаза и вскочил на ноги.
— Что случилось? — промяукал он, тревожно оглядываясь.
— Не волнуйся, ничего не случилось. Просто пора на урок, — успокоил его Огонек. Дымок и Горчица тоже зашевелились в своих мягких моховых гнездах на другом конце пещеры. Огонек встал и первым вышел из укрытия под ветвями папоротников.
Утро было теплое. Меж ветвей и листьев, низко нависавших над головой, просвечивалось ясное голубое небо. Однако в это утро на листьях папоротника и на пробивающейся из земли траве блестела обильная роса. Огонек потянул носом воздух. Сезон зеленых листьев близился к концу, и скоро станет прохладнее.
Он растянулся у старого пня, перекатился на спину, вытянул задние лапы и стал тереться затылком о сырую прохладную землю. Потом резко перевернулся на бок и посмотрел на другой конец поляны: не проснулась ли Щербатая.
Ей отвели место около поваленного дерева, рядом с которым обычно питались старейшины племени. Гнездо ее приткнулось к поросшему мхом вековому стволу: так она не могла побеспокоить шумом старейшин, зато воинам из пещеры, находящейся неподалеку, было ее хорошо видно. Огонек заметил только горку светло-серого меха, мерно поднимающуюся и опускающуюся под тихое похрапывание.
За его спиной из пещеры вышел Клубок, следом за ним показались Горчица и Дымок. Горелый появился последним, он долго боязливо оглядывал поляну, прежде чем осмелился выйти на открытое место.
— Ну что, Огонек, тебе опять сегодня прислуживать блохастому чучелу? — мяукнул Дымок. — А тебе небось хочется пойти с нами на урок! Огонек сел и стал вытряхивать землю из меха на загривке. Он понимал, что его дразнят, но не собирался связываться с Дымком.
— Не бойся, Огонек, — промурлыкал Клубок. — Синяя Звезда очень скоро пошлет тебя учиться.
— А может, она считает, что ручному котику лучше сидеть в лагере и присматривать за больными, — заявила вдруг Горчица, неприязненно глядя на Огонька и качая головой.
Огонек предпочел не отвечать на ее колкости.
— Скажи, Горчица, чему тебя сегодня будет учить Буран? — спросил он.
— У нас сегодня тренировочная битва. Он покажет нам, как сражается настоящий воин, — гордо ответил Дымок.
— А меня Львиное Сердце поведет к Большому Платану, — сказал Клубок. — У меня будут занятия по лазанью. Мне пора идти, а то он будет ждать.
— Я поднимусь с тобой на верх оврага, — промяукал Огонек. — Мне надо поймать что-нибудь Щербатой на завтрак. Пошли с нами, Горелый! Тебе Коготь, должно быть, тоже задание придумал.
Черный котенок тяжко вздохнул и кивнул, но все же побрел за ними к выходу из лагеря. Хотя рана его почти совсем зажила, он не изъявлял горячего желания начинать тренировку.

— Вот, — мяукнул Огонек. Он положил перед Щербатой крупную мышь зяблика.
— Как раз вовремя, — рыкнула она.
Когда Огонек, поохотившись, вернулся в лагерь, старая кошка дремала на своем месте. Но запах свежей добычи, должно быть, разбудил ее, и она, подобравшись, села.
Нагнув голову, она набросилась на принесенную Огоньком еду. У нее разыгрался аппетит — видно, силы вернулись к ней. Рана ее хорошо затягивалась, но характер ее от этого не улучшился.
Покончив с завтраком, она пожаловалась:
— Жутко чешется верх хвоста, но я не дотянусь. Не мог бы ты почистить мне хвост?
Огонек мысленно содрогнулся, но делать нечего — он уселся и принялся за работу.
Щелкая зубами и разгрызая толстых блох, он краем глаза заметил неподалеку ватагу котят. Они играли в войну на пыльной проплешине, кувыркаясь и отчаянно кусаясь.
Щербатая лежала, прикрыв глаза, пока Огонек вылавливал у нее блох, но теперь она приоткрыла один глаз, чтобы посмотреть на играющих котят. Огонек, продолжавший вылизывать ее шерсть, с удивлением заметил, как спина ее вдруг напряглась. Несколько минут он прислушивался к писклявым воплям малышей.
— Вот как я кусаю тебя, Синяя Звезда! — промяукал один котенок.
Он прыгнул на спину белому котенку с серыми пятнами, который изображал из себя предводительницу Грозового племени. Оба малыша, сцепившись, покатились к скале. Вдруг серо-белый котенок резко отряхнулся и сбросил с себя полосатого. Тот, визжа, кубарем отлетел в сторону — прямо под ноги Щербатой.
Старая кошка резко вскочила на ноги, выгнула спину, взъерошила шерсть и сердито фыркнула.
— Держись от меня подальше, жалкий клубок меха! — прошипела она.
Полосатый едва глянул на рассвирепевшую кошку, повернулся и бросился наутек. Добежав до другого края поляны, он спрятался за спиной полосатой королевы-кошки. Та подозрительно посмотрела на Щербатую. Серо-белый котенок не шевелился, словно к месту прирос. Затем — лапа за лапой — осторожно стал отступать к детской. Поведение Щербатой очень удивило Огонька. Он думал, что свирепей, чем она была в момент их драки, быть просто невозможно. Оказалось, возможно, и еще как. Глаза ее метали молнии.
— Мне кажется, котятам плохо сидеть взаперти в лагере, — осторожно заметил он. — Они начинают баловаться.
— Мне все равно, что они делают, — прорычала Щербатая. — Только держите их подальше от меня!
— Ты не любишь котят? — спросил Огонек удивленно. — У тебя что, никогда своих не было?
— Разве ты не знаешь, что у целительниц не бывает котят? — прошипела в ответ Щербатая.
— Но я слышал, сначала ты была воительницей, — робко возразил Огонек.
— Нет у меня никаких котят! — фыркнула Щербатая. Она выдернула у него из-под носа свой хвост и села. — В общем, я знаю одно, — продолжала она приглушенным, свистящим шепотом, — пока я нахожусь рядом с котятами, с ними случаются всякие неприятности. Ее оранжевые глаза затуманились слезами. Она положила подбородок на передние лапы и уставилась перед собой, тяжко вздохнув.
Огонек в недоумении посмотрел на нее. Что она имеет в виду? Неужели все серьезно или, может быть, шутит? Трудно сказать: у нее ведь так часто меняется настроение. Он пожал плечами и решил еще поухаживать за Щербатой — ведь это его задание.
— На тебе осталась пара клещей, которых мне не удалось вытащить, — доложил он, закончив вылизывать ей шерсть.
— Лучше бы ты и не пытался этого делать, идиот! — рявкнула Щербатая. — Не хватало еще, чтобы они навсегда остались торчать в моем заду, нет уж, спасибо. Попроси у Пестролистой немного мышиной желчи и помажь их снаружи. Как только они подышат этой гадостью, они ослабят хватку.
— Тогда я мигом! — пообещал Огонек. Наконец-то он сможет хоть ненадолго избавиться от ворчливой кошки. К тому же приятно было лишний раз навестить Пестролистую.
Он пошел к папоротниковому тоннелю. Вокруг него на поляне суетились коты и кошки: они носили в зубах палочки и прутики. Пока он ухаживал за Щербатой, лагерь пришел в движение. Так повелось с того дня, как Синяя Звезда объявила об исчезновении племени Ветра. Королевы делали из прутьев и листьев высокий плетень вокруг ежевичного куста, где располагалась детская, оставляя для входа и выхода лишь узкий проход. Другие коты трудились у границ лагеря, затыкая все оставшиеся лазейки между кустов — заросли становились непроходимыми.
Даже старейшины были заняты делом: они рыли яму. Воины по очереди подносили и складывали в кучу свежую добычу, чтобы, когда яма будет готова, сложить в нее пищу и сделать запасы на черный день. Все сосредоточились на работе, думая лишь об одном: как получше защитить и обезопасить свое племя.
Если Сумрачное племя вторгнется на их территорию, Грозовое племя укроется в лагере. Они не сдадутся и не уйдут со своих охотничьих территорий, как ушли коты племени Ветра.
Частокол, Долгохвост, Синеглазка и Дымок молча сидели у входа в лагерь и не сводили глаз с тропинки меж кустов утесника. Из похода как раз возвращались дозорные, усталые и пропыленные. Как только воины ступили в лагерь, Частокол со своим отрядом подошли к ним и обменялись парой слов. Потом быстро, один за другим, потихоньку выскользнули из лагеря. Ворота в лагерь нельзя было оставить без присмотра ни на секунду.
Огонек по папоротниковому тоннелю добрался до пещеры Пестролистой. Выйдя на крошечную поляну, он увидел целительницу — та заготовляла какие-то душистые травы.
— Можно попросить у тебя немного мышиной желчи от клещей? Щербатая просила, — промяукал Огонек.
— Сейчас, — ответила Пестролистая, сдвигая лапами два пучка трав в один и перемешивая душистую кучку длинным изящно выставленным коготком.
— Ты занята? — спросил Огонек, усаживаясь на теплый участок земли.
— Я должна быть готова к любым неприятностям, — промурлыкала Пестролистая, глядя на него своими прозрачными янтарно-желтыми глазами.
Огонек встретил ее взгляд и отвернулся, ему почему-то стало неловко, даже шкурку под мехом защекотало. Пестролистая вновь переключила свое внимание на травы.
Огонек ждал, ему было приятно тихо сидеть тут и наблюдать за ее работой.
— Ну вот, — мяукнула она наконец. — Готово. Так чего ты хотел? Мышиной желчи?
— Да, если можно. — Огонек поднялся и потянулся, поочередно вытягивая задние лапы. Солнце напекло ему спинку, и его стало клонить в сон.
Пестролистая нырнула в пещеру и вскоре вынесла оттуда что-то, крепко прикусив зубами. Это был маленький клочок мха, болтающийся на тонкой полоске коры. Она осторожно передала его Огоньку. Перехватывая зубами полоску коры, он почувствовал на себе ее теплое приятное дыхание.
— Мох промочен желчью, — объяснила Пестролистая. — Смотри, чтобы случайно не попал тебе в рот, не то будешь отплевываться несколько дней. Все будет горьким. Намажь этим клещей и потом непременно вымой лапы — в ручье, а не языком!
Огонек кивнул и побежал к Щербатой. Его распирало от счастья, он чувствовал небывалый прилив сил.
— Сиди смирно! — мяукнул он старой кошке. Он осторожно передними лапами прижал комочек мха к каждому клещу.
— Раз уж ты испачкал лапы, вынеси за мной нечистоты! — потребовала кошка, когда с клещами было покончено. — А я, наверное, посплю. — Она зевнула, показав щербатые темные зубы. Ее тоже разморило на солнышке. — После этого ты можешь отправляться по своим делам — уж не знаю, что вы, ученики, должны делать… — промурлыкала она.
Почистив подстилку Щербатой, он оставил ее дремать в тени, а сам направился к зарослям утесника. Ему нужно было добраться до ручья и сполоснуть лапы.
— Огонек! — позвал его кто-то издалека. Огонек обернулся. Это был Полухвост.
— Куда ты собрался? — поинтересовался старый кот. — Ты должен помогать нам укреплять лагерь.
— Я намазывал желчью клещей на Щербатой, — отвечал Огонек.
Полухвост радостно пошевелил усами.
— Ага, так значит, ты идешь к ближайшему ручью! Ну тогда без добычи не возвращайся. Нам нужно очень много про запас.
— Хорошо, Полухвост, — пообещал Огонек. Он поднялся по крутому склону и выбрался из оврага. После этого Огонек побежал к ручью, где они с Клубком охотились в тот день, когда он встретил Щербатую. Там он бесстрашно прыгнул в холодную чистую воду, доходившую ему до брюшка, и шерсть на животе намокла. От неожиданности у него перехватило дыхание, и он содрогнулся всем телом.
В кустах на берегу послышался треск, и Огонек глянул вверх, хотя знакомый запах подсказал ему, что бояться нечего.
— Что ты тут делаешь? — Клубок и Горелый стояли на берегу и смотрели на него как на сумасшедшего.
— Мышиная желчь, — скривился Огонек. — Видите, что приходится делать! А где Львиное Сердце и Коготь?
— Они ушли с очередным отрядом дозорных, — отвечал Клубок. — А нам велели охотиться до конца дня.
— Меня Полухвост тоже об этом просил, — мяукнул Огонек, вздрагивая от плеснувшей холодной волны. — В лагере все заняты делом. Как будто на нас вот-вот нападут.
Он вышел на берег и отряхнулся.
— Может, так оно и есть, кто знает? — мяукнул Горелый. Он беспокойно озирался, словно в любой момент из-за куста мог выскочить вражеский отряд.
Огонек посмотрел на кучу свежей добычи, которую успели наловить ученики.
— Похоже, вы сегодня зря времени не теряли, — заметил он.
— Ага, — гордо мяукнул Клубок. — До вечера еще больше наловим. Хочешь с нами?
— Еще бы! — фыркнул Огонек. Он в последний раз отряхнулся, а потом вслед за своими друзьями устремился в лес. Когда ученики вернулись с добычей, все подивились тому, как много им удалось поймать. Взрослые коты подходили к ним, высоко подняв хвост, и приветливо терлись боками. Котятам пришлось четыре раза возвращаться к сложенной в лесу куче, чтобы перенести всю добычу в яму, вырытую старейшинами.

Львиное Сердце и Коготь только что вернулись из похода, когда Огонек, Клубок и Горелый несли в лагерь последнюю оставшуюся часть добычи.
— Вы славно поработали все трое, — похвалил их Львиное Сердце. — Мне рассказали, какие вы сегодня молодцы. Яма почти доверху наполнена. Так что эту ношу можете добавить к той куче, что отложена на ужин, и можете часть взять с собой в пещеру и устроить пир — вы заслужили.
Ученики радостно замахали хвостами.
— Надеюсь, за охотой ты не забыл о Щербатой, Огонек? — рыкнул Коготь.
Огонек быстро покачал головой. Ему не терпелось поскорее уйти. Он очень проголодался. На этот раз он не нарушил воинского устава и не попробовал ни кусочка, пока охотился для племени. Так же поступили Клубок и Горелый. Они подбросили последнюю порцию наловленной добычи к общей куче, сложенной посреди поляны. После этого каждый из них взял себе еду и понес к старому пню. Пещера была пуста.
— Куда подевались Дымок и Горчица? — спросил Горелый.
— Наверное, отправились в дозор, — предположил Огонек.
— Отлично, — мяукнул Клубок. — Без них спокойнее.
Они поели и стали умываться. После жаркого дня так хорошо было подышать вечерней прохладой!
— Эй! Знаете, что я вспомнил? — встрепенулся вдруг Клубок. — Сегодня утром Коготь не удержался и похвалил Горелого, вот!
— Правда? — Огонек раскрыл рот от удивления. — Что же такое нужно сделать, чтобы Коготь похвалил? Научиться летать?
— Ну, вообще-то, — смущенно проговорил Горелый, глядя на свои лапы, — я поймал ворону.
— Как это тебе удалось? — воскликнул Огонек. Он был поражен.
— Она была старая, — честно признался Горелый.
— Зато большая, — вставил свое слово Клубок. — Даже Коготь не смог придраться! Он был так мрачен в последнее время, с тех пор как Синяя Звезда взяла тебя к себе учеником. — Он в задумчивости облизал лапу. — Точнее, еще раньше, когда Львиное Сердце был назначен глашатаем.
— Он просто волнуется из-за Сумрачного племени и из-за усиленной охраны, — промяукал Горелый быстро и сбивчиво. — Лучше сейчас его не раздражать.

Их беседу прервал громкий призывный вой, раздавшийся с другого края поляны.
— О нет, — застонал Огонек, поднимаясь. — Я забыл отнести Щербатой ужин!
— Побудь здесь, — мяукнул Клубок, проворно вскакивая на четыре лапы. — Я сам ей отнесу чего-нибудь.
— Нет, лучше я, — возразил Огонек. — Это ведь я должен делать, а не ты.
— Да ладно, никто не заметит, — отмахнулся Клубок. — Они все заняты едой. Ты меня знаешь: тихий, как мышка, быстрый, как рыбка. Я мигом. Огонек снова сел, радуясь возможности никуда не бежать после еды. Он видел, как его товарищ подбежал к общей куче. Словно выполняя чье-то приказание, Клубок уверенно вытянул из общей кучи двух самых сочных на вид мышей и быстро направился к тому месту, где сидела Щербатая.
— Стой, Клубок! — Из пещеры воинов послышался грозный рык. На пороге появился Коготь. Он подошел к Клубку.
— Куда ты тащишь этих мышей? — громко спросил он.
Чувствуя, как внутри у него все сжимается, Огонек смотрел на происходящее из-за пня и ничем не мог помочь. Рядом с ним замер Горелый и еще шире распахнул свои огромные глаза.
— М-мм… — Клубок уронил мышей и стоял, смущенно переминаясь с лапы на лапу.
— Уж не помогаешь ли ты Огоньку кормить эту прожорливую предательницу, а?
Огонек видел, как Клубок от беспомощности тупо смотрит на землю, не зная, что ответить. Наконец он придумал:
— Э…Э… Мне просто еще поесть захотелось. Я нес их к себе в пещеру, чтобы тайком съесть. Если показать их этой парочке, — он посмотрел на Огонька и Горелого, — мне достанется только шкурка да кости.
— Неужели? — промяукал Коготь. — Ну хорошо, раз ты такой голодный, можешь съесть это прямо сейчас, при мне!
— Но… — начал было Клубок, беспокойно заглядывая старшему воину в глаза.
— Начинай! — прорычал Коготь.
Клубок наклонился и покорно куснул мышь. С первой он управился довольно быстро, но вторую ел очень долго. Огонек даже подумал, что он не сможет доесть, и у него даже живот скрутило от сочувствия. Наконец Клубок проглотил последний кусок мыши, видно было, как он мучается.
— Ну как, теперь лучше? — спросил Коготь притворно-ласковым голосом.
— Намного, — ответил Клубок, еле дыша.
— Вот и хорошо. — И Коготь вернулся в свою пещеру.
А Клубок поковылял к своим друзьям.
— Спасибо тебе, Клубок, — мяукнул Огонек, тыкаясь мордочкой в нежный пушок на шее друга. — Ты все-таки вывернулся. Но тут снова раздался истошный вой Щербатой. Огонек вздохнул и встал. Мало того, что он с ней полдня провел, так еще и вечером от нее покоя нет… Надо поскорее отделаться. С набитым животом никуда не хотелось идти, и лапы устали.
— Ты как, Клубок? — спросил он перед тем, как уходить.
— Ой-ей-ей, — простонал тот в ответ. — Я, кажется, объелся.
Он согнулся в три погибели, закатывая глаза от боли.
— Сходи к Пестролистой, — посоветовал Огонек. — Уверен, она тебе поможет — даст какое-нибудь снадобье.
— Хорошо бы… — мяукнул Клубок и медленно побрел к папоротникам.
Огонек хотел посмотреть, как тот дойдет, но очередной сердитый вопль Щербатой заставил его поторопиться.

0

11

Глава X

К следующему утру верхушки деревьев промокли от мелкого дождя — над лагерем моросило.
Огонек проснулся, чувствуя, что промок. Выспаться не удалось. Он встал и изо всех сил отряхнулся, распушая шерсть. Потом вышел из пещеры учеников и направился через поляну туда, где спала Щербатая.
Она только проснулась. Подняла голову и краем глаза следила за приближением Огонька.
— У меня что-то кости болят. Неужели всю ночь лил дождь?
— Начался после полуночи, — ответил Огонек. Он протянул лапу и осторожно потрогал ее моховое гнездо. — У тебя подстилка скоро совсем промокнет. Почему бы тебе не перебраться поближе к детской? Там есть навес.
— Что? И каждую ночь просыпаться от детского мяуканья? Лучше уж промокнуть! — взвыла Щербатая.
Огонек смотрел, как она беспокойно кружит по упругой моховой подстилке.
— Тогда, по крайней мере, попроси меня принести нового сухого мха, — сказал он, чтобы прекратить разговор о котятах, судя по всему, тягостный для старой кошки.
— Спасибо, Огонек, — тихо поблагодарила Щербатая и, усевшись, стала подгребать к себе сухую траву.
Огонек был сбит с толку. Он подумал, уж не случилось ли у нее чего-нибудь с головой. В первый раз он услышал от нее слова благодарности, и впервые она не назвала его домашней киской.
— Ну что прилип, как испуганная белка, иди собирай мох! — прикрикнула она.
От радости Огонек пошевелил усами. Вот теперь она больше похожа на прежнюю Щербатую, к которой он привык. Он кивнул и помчался со всех ног выполнять задание.
Посреди поляны он чуть не сшиб с ног Горностайку. Так звали королеву, которая накануне видела, как Щербатая ни с того ни с сего обрушила свой гнев на полосатого котеночка.
— Извини, Горностайка, — промяукал Огонек. — Хочешь проведать Щербатую?
— Вот еще! Нужно мне это чудовище! — сердито сказала Горностайка. — Я за тобой иду. Синяя Звезда хочет тебя видеть. Огонек поспешил к Высокой Скале, под которой находилась пещера Синей Звезды.
Предводительница сидела перед пещерой, мерно покачивая головой — она вылизывала шерстку на шее. Заметив Огонька, она оторвалась от этого занятия.
— Как сегодня Щербатая? — мяукнула она.
— У нее промокла подстилка, и я иду за новой, — ответил Огонек.
— Я поручу это кому-нибудь из королев. — Синяя Звезда еще раз лизнула шерстку на груди и испытующе посмотрела на Огонька.
— Она еще не может самостоятельно охотиться? — поинтересовалась она.
— Думаю, нет, — сказал Огонек. — Но по крайней мере, она уже может ходить.
— Ясно, — мяукнула Синяя Звезда задумчиво. — Тебе пора вновь приступать к занятиям, Огонек. Ты должен очень постараться, чтобы наверстать упущенное.
— Вот здорово! То есть я хотел сказать, спасибо большое, Синяя Звезда! — спохватился Огонек.
— Сегодня утром ты пойдешь на занятия вместе с Клубком и Горелым, — продолжала Синяя Звезда. — Я попросила Когтя оценить воинское умение наших учеников. Огонек кивнул.
— А теперь иди к своим товарищам, — сказала предводительница. — Думаю, они тебя заждались.
— Спасибо, Синяя Звезда, — мяукнул Огонек.
Он развернулся, вильнул хвостом и со всех ног помчался к своей пещере.
Синяя Звезда оказалась права: Клубок и Горелый действительно поджидали его у своего любимого старого пня. Клубок недовольно поеживался, длинная шерсть его свалялась от сырости. Горелый ходил кругами вокруг пня и думал о чем-то своем, белый кончик его хвоста нервно подергивался.
— Так ты теперь идешь с нами! — обрадовался Клубок, когда Огонек подбежал ближе. — А я что говорил! — И он стал энергично отряхиваться, смахивая с шерсти капли налипшей влаги.
— Да, Синяя Звезда только что сказала мне, что Коготь намерен устроить нам проверку. Горчица и Дымок идут с нами?
— Буран и Частокол взяли их с собой в дозор. Я подозреваю, Коготь посмотрит на них позже, — ответил Клубок.
— Пошли! Нам пора, — сказал Горелый. Он перестал кружить около пня и встал рядом с ними, беспокойно переминаясь с лапы на лапу.
— Вот и хорошо, — мяукнул Клубок. — Хоть согреюсь от упражнений.
Ученики пошли по тропинке меж зарослей утесника к выходу из лагеря. Они быстро добрались до песчаной ямы. Когтя поблизости не было видно, поэтому они сгрудились под сосной, распушив мех, чтобы не замерзнуть.
— Ты волнуешься перед проверкой? — спросил Огонек Горелого, когда молодой кот заметался под сосной. — Тебе нечего бояться, ведь Коготь не твой учитель. Когда он будет докладывать о проверке Синей Звезде, то наверняка похвалит тебя.
— Это еще не известно. Я его знаю, — ответил Горелый, не останавливаясь.
— Прошу тебя, сядь, угомонись, — рассердился Клубок. — Так ты только измучишь себя раньше времени.
Когда появился Коготь, небо стало другим. Облака были уже не похожи на серый мех, они превратились в мягкие белые шарики, которыми королевы выстилают гнезда для новорожденных. С одной стороны небо уже совсем прояснилось, но ветер, нагнавший легкие облака, был пронзительно-холодным.
Коготь быстро поздоровался с ними и сразу перешел к подробностям испытания.
— Мы с Львиным Сердцем за последние несколько недель постарались обучить вас тому, как достойно охотиться, — замяукал он. — Сегодня вы получите возможность показать мне, чему вы научились. Каждому из вас я укажу отдельное направление, и ваша задача — поймать как можно больше добычи. Все, что вы наловите, пополнит лагерные припасы. Ученики обменялись взволнованными взглядами. Огонек почувствовал, как сердце его бешено заколотилось при мысли о предстоящем испытании.
— Горелый, ты пойдешь по такому маршруту: начиная от Большого Платана до самых Змеиных Скал. С твоими жалкими возможностями этого задания тебе с лихвой хватит. Ты, Клубок, — продолжал Коготь, — пойдешь вдоль ручья до Гремящей Тропы.
— Ага, — мяукнул Клубок. — Лапы мочить придется! Но Коготь так посмотрел на него, что он замолк.
— И наконец твое задание. Огонек. Как жаль, что твоя великая наставница сегодня отсутствует и не имеет возможности лицезреть твое мастерство. Тебе назначаю маршрут мимо Высоких Сосен, мимо древорезки, в дальний лес. Огонек кивнул, мысленно пытаясь представить свой маршрут.
— И запомните, — закончил свою речь Коготь, обводя присутствующих взглядом белесых глаз, — я буду следить за каждым из вас.
Горелый первым опомнился и побежал к Змеиным Скалам. Коготь бросился в другую сторону и вскоре скрылся в чаще, оставив Клубка и Огонька в недоумении, за кем из них Коготь будет следить в первую очередь.
— Вот уж никак не пойму, с чего он взял, что к Змеиным Скалам — самый легкий маршрут! — мяукнул Клубок. — Там полным-полно гадюк. Птицы и мыши обходят это место стороной, потому что змеи там так и кишат!
— Горелому придется всю дорогу смотреть в оба, чтобы его не укусили, — согласился Огонек.
— Ничего, он не пропадет, — уверенно сказал Клубок. — Никакая гадюка не застанет его врасплох — он такой ловкий и прыгучий. Но мне пора идти. Увидимся позже на этом самом месте. Удачи тебе!
Клубок выпрыгнул из песчаной ямы и побежал к ручью. Огонек подождал немного, понюхал воздух, потом вспрыгнул на край ямы и взял курс на Высокие Сосны.

Казалось странным, что он идет именно в эту сторону, к дому Двуногих, где он появился на свет. Огонек осторожно пересек неширокую тропу и оказался в сосновом лесу. Он всматривался в густые заросли, оглядывал пространство между стволами деревьев, выискивая след или запах возможной добычи.
Вдруг краем глаза он уловил какое-то движение. Это была мышь, пробиравшаяся сквозь густой покров из сосновых иголок. Вспомнив свой первый урок, Огонек припал к земле, перенеся вес на бедра и едва касаясь земли передними лапами. Прием сработал безотказно. Мышь не учуяла его присутствия до самого завершающего прыжка. Он прихлопнул мышь одной лапой и сразу же убил, а потом закопал добычу, чтобы забрать на обратном пути.
После этого Огонек направился дальше, ему велено было дойти до Высоких Сосен. Земля здесь была вся в рытвинах, оставшихся от чудовища, которое Двуногие научили срезать деревья. Огонек глубоко вздохнул, приоткрыв рот. Кислого дыхания чудовища в воздухе не ощущалось.
Огонек пошел вдоль глубокой колеи, перескакивая через частые рытвины, наполовину заполненные дождевой водой. Глядя на них, ему очень захотелось пить. Можно было остановиться и полакать, но он не решался. Один глоток этой мутной жидкости — и потом надолго, возможно, на несколько дней, во рту останется привкус вонючих следов древорезки.
Огонек решил подождать с питьем. Вдруг поближе к Высоким Соснам ему попадется чистая вода. Неожиданно на его пути оказалась тропа Двуногих. Он пересек ее, и очутился в густом подлеске из молодых дубков. Пробираясь все дальше и дальше, он нашел наконец лужу с чистой водой. Сделав несколько глотков, Огонек вдруг почувствовал непонятную тревогу, мех у него на спине встопорщился. Он узнал звуки и запахи, окружавшие его, когда будучи еще котенком сидел на заборе. Это были запахи дома Двуногих. Должно быть, он сейчас находится недалеко от своего прежнего жилища.
Впереди Огонек учуял запах Двуногих, услышал их голоса, громкие и резкие, как карканье ворон. Несколько юных Двуногих играли в лесу. Огонек притаился и стал следить за ними из-под листьев папоротника. Звуки доносились издалека, так что было непонятно, что его ждет. Он решил обойти шумное место стороной, чтобы его не заметили. Огонек был начеку, но не только из-за Двуногих — где-то поблизости мог оказаться Коготь. Ему показалось, что в кустах за его спиной хрустнула ветка. Он принюхался, но ничего нового не учуял. «Следят за мной или нет?» — недоумевал он.
Краем глаза Огонек уловил движение. Сначала он подумал, что это был темно-коричневый мех Когтя, потом увидел, как мелькнуло что-то белое. Он остановился, прижался к земле и глубоко задышал. Запах явно ему не знаком. Пахло котом, но это был кот не из Грозового племени. Огонек почувствовал, как в нем пробуждается дух воина. Он изгонит неприятеля с территории Грозового племени!
Огонек следил за движением незнакомца. Он хорошо рассмотрел его, когда тог огибал заросли папоротника. Подождал, когда тот подойдет ближе и еще сильнее припал к земле, медленно и ритмично помахивая хвостом. Как только черно-белый кот приблизился, Огонек покачал бедрами из стороны в сторону, готовясь к прыжку. Один удар сердца — и он прыгнул. Черно-белый кот высоко подскочил от испуга и пустился наутек, не разбирая дороги. Огонек кинулся за ним в погоню.
«Это домашний кот! — пронеслось у него в голове, пока он мчался, огибая стволы и перескакивая через корни, чувствуя в носу запах страха, исходивший от беглеца. — На моей территории!». Расстояние между ними быстро сокращалось. Убегавший замедлил бег — на пути появилась преграда: поросший мхом ствол большого поваленного дерева. Черно-белый кот собрался вскарабкаться по стволу. В этот миг Огонек почувствовал, как кровь зашумела у него в ушах. Он изловчился и прыгнул прямо на спину чужаку.
Огонек ощутил, как сильное животное под ним извивается, пытаясь освободиться от цепкой хватки когтей. Поняв, что вырваться не удается, существо отчаянно завыло.
Огонек ослабил хватку и откатился в сторону. Черно-белый кот, дрожа, скрючился под стволом поваленного дерева и робко поглядывал на Огонька. Огонек задрал нос, ему было даже обидно, что противник так быстро сдался. Этот мягкий, пухлый домашний питомец с круглыми глазами и маленькой мордочкой был так не похож на поджарых широколобых котов, среди которых теперь жил Огонек. И все-таки что-то в нем показалось ему знакомым. Огонек вгляделся повнимательнее. Он принюхался, стараясь понять, чем пахнет этот кот. «Запах незнакомый», — подумал он, порывшись в памяти.
Потом до него дошло.
— Чумазик! — замяукал он во все горло.
— А-а-а… а откуда ты знаешь, как меня зовут? — запинаясь, проговорил Чумазик, все еще не разгибая спины.
— Да это же я! — мяукнул Огонек. Домашний кот смутился.
— Помнишь, мы были котятами? Играли вместе. Я жил через забор от тебя! — напомнил Огонек.
— Рыжик? — недоверчиво спросил Чумазик, не веря своим глазам. — Это ты? Так ты нашел диких котов? Или нашел себе новых хозяев? Ну конечно, нашел, раз ты живой!
— Меня теперь зовут Огонек, — гордо заявил Огонек.
Он расслабил мышцы на плечах, оранжевая шерсть его, перестав топорщиться, стала гладкой и ярко заблестела на солнце.
Чумазик теперь тоже расслабился. Он повел ушками.
— Огонек? — восхищенно повторил он. — Да, Огонек, похоже, новые хозяева плохо тебя кормят! В последний раз, когда мы виделись, ты был не такой тощий!
— Никто меня не кормит! — ответил Огонек. — У меня целый лес еды. Нужны мне теперь эти Двуногие!
— Двуногие?
— Домашний народ. Так их у нас в племени называют.
Чумазик какое-то время соображал, потом на лице его появилось выражение крайнего недоумения.
— Ты хочешь сказать, что живешь с дикими котами?
— Ну да! — Огонек помолчал. — Знаешь, у тебя запах какой-то… другой. Незнакомый.
— Незнакомый? — эхом откликнулся Чумазик. Потом повел носом. — Наверное, ты привык к запаху диких котов.
Огонек затряс головой, будто надеялся таким образом прочистить память.
— Но мы ведь вместе росли. Я должен знать твой запах так же хорошо, как запах своей матери.
И вдруг Огонек вспомнил. Чумазику уже исполнилось шесть месяцев. Неудивительно, что он стал таким мягким и толстым и пахнет от него по-новому.
— Тебя носили к Резателю! — ахнул он. — К Ветеринару!
Чумазик на это ничего не ответил. Синяя Звезда оказалась права…
— Ну же, рассказывай! На что похожа дикая жизнь? — расспрашивал Чумазик. — Ты нашел то, чего хотел?
Огонек задумался. Он вспомнил все: последнюю ночь, которую провел на промокшей подстилке. Вспомнил про мышиную желчь и про то, как убирал нечистоты за Щербатой, как на тренировках старался угодить одновременно и Львиному Сердцу, и Когтю. Вспомнил, как над ним насмехались из-за того, что в жилах его течет кровь домашних котов. Потом вспомнил радость от первой добычи, вспомнил погоню за белкой, и теплые вечера под звездами и беседы с друзьями.
— Просто теперь я знаю, кто я, — тихо сказал он.
Чумазик склонил голову и пристально посмотрел на Огонька. Он ничего не понял.
— Мне надо домой, — мяукнул он. — Скоро время кормежки.
— Иди осторожно, Чумазик, — сказал Огонек.
Он потянулся и от души лизнул товарища между ушами. Чумазик в ответ ткнулся в него носом.
— И смотри не зевай. Тебе могут встретиться другие коты, которые, в отличие от меня, не любят ручных кисок, то есть, я хочу сказать, домашних котов — и не будут с тобой церемониться.
При этих словах Чумазик нервно задвигал ушами. Он оглянулся по сторонам и запрыгнул на ствол поваленного дерева.
— До свидания, Рыжик! — мяукнул он. — Я расскажу дома, что у тебя все в порядке.
— Пока, Чумазик, — произнес в ответ Огонек. — И приятного аппетита!
Наблюдая, как белый кончик хвоста старого приятеля исчезает за деревом, он услышал, как где-то вдали бренчит в банке сухой корм и голос Двуногого зовет Чумазика есть. Огонек повернулся, поднял хвост грубой и пошел к своему дому, по дороге нюхая воздух.
«Поймаю-ка я пару зябликов, — решил он. — Потом еще кого-нибудь на обратном пути, когда попаду в сосновый лес». После встречи с Чу-мазиком он ощутил прилив сил. Только теперь Огонек по-настоящему понял, до чего же хорошо жить в кошачьем племени.
Он посмотрел вверх, на ветви деревьев, и сосредоточился на охоте. Теперь он должен поразить Синюю Звезду и Когтя, и тогда можно будет сказать, что день прошел не зря.

0



все про форумные ролевые игры на rolevka.ru